28.05.2024

РЕПОРТАЖ МЭРИ КЭЙ РИТЦ

Мэри Кэй Ритц (рел игиозная и социально-активная  журналистика): «Женщины-мусульманки говорят, что платок на голове дает им больше свободы»

Менее трех недель прошло с момента  террористической атаки на Нью-Йорк и Вашингтон, когда Рамаха Хезер, вместе с другими женщинами стояла посреди мечети в Маноа и повторяла слова шахады по-арабски: «Ашхаду алля иляха иляЛлах ва ашхаду анна Мухаммадар-расулюЛлах». Она заявляла: «Я свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха (Он — Единственный Истинный Бог) и что Мухаммад — пророк Бога».

Сделав это, она приняла мусульманскую веру, невзирая на весьма негативное общественное мнение последних дней.

Некоторые мусульманские служители из разных частей страны сообщают, что после 11-го сентября количество новообращенных выросло вчетверо; ведь тогда статьи об Исламе переместились из раздела на последних страницах, посвященного религии, на первые полосы печатных изданий во всем мире.

Хаким Оуансафи, президент Ассоциации мусульман Гавайи, говорит, что до 11-го сентября среднее количество новообращенных за месяц равнялось трем. А за два месяца, минувших после этих трагических событий, их число составило двадцать три. И как это ни странно для той религии, которая, как часто думают, требует от женщин закутываться с головы до пят, но среди новообращенных из западных стран преобладают женщины.

Оуансафи говорит: «Среди новообращенных по всей стране соотношение числа женщин к мужчинам 4:1; а здесь, т.е. на Гавайях, оно около 2:1. На материке большинство тех, кто принимает религию, являются афро-американцами, которые составляют примерно одну треть мусульман США. Некоторые из них обрели веру в Аллаха во время отбывания наказания в тюрьме или лечения наркотической или алкогольной зависимости».

По словам Оуансафи, среди новообращенных мужчин на Западном побережье преобладают военные, а большая часть новообращенных в Оуаху (O’ahu)—бывшие христиане. Есть даже одна незамужняя женщина-продавец косметики. Он говорит, что все больше людей изучают его религию и им нравится то, что они находят в ней, несмотря на безжалостное поливание грязью «исламских» террористов в прессе.

«Знаете, в любой конфессии есть плохие люди, но о религии нельзя судить по этому меньшинству»,— заявляет он.

События 11-го сентября напомнили людям о том, что наша жизнь чрезвычайно коротка: «Если мне предстоит умереть, то я хочу умереть мусульманином»,— сказал Оуансафи один из новообращенных. Кромвель Кроуфорд, глава отдела религии Университета Гавайи-Маноа, повторяет смысл вышесказанного: «Одиннадцатое сентября повлияло на народное сознание и заставило каждого американца задуматься о скоротечности жизни. Он описывает умонастроение в стране как изменяющееся: незамужние женщины и неженатые мужчины вступают в брак; члены семей проявляют больше сплоченности; и как следствие этого, нация в целом становится сплоченнее».

«Люди обращаются к религии, причем как в рамках различных религиозных организаций, так и вне их»,— говорит Кроуфорд, добавляя, что последствия теракта благотворно сказались и на других конфессиях, помимо Ислама.

 

Почему же в Ислам обращаются преимущественно женщины?

 

Кроуфорд считает, что женщины реагируют быстрее и глубже, чем мужчины: «Зайдите в любую церковь, и вы увидите там больше женщин, чем мужчин». Он также  заметил, что девушки-студентки  из его классов зачастую показывают большее понимание в области этических проблем. «Женский пол является самым религиозным из двух полов по разным причинам»,— говорит Кроуфорд. «Женщины рожают детей и поэтому они близко соприкасаются с процессом порождения жизни; женщинам, благодаря их природе, отведена роль опекуна в жизненном цикле».

Для обращения — или, как мусульмане это называют, возвращения, потому что они верят, что каждый ребенок рождается на свет мусульманином— не требуется чего-то значительного помимо искреннего убеждения в том, что существует Один, и только Один Бог. Оуансафи говорит: «Мы как мусульмане считаем, что если человек принял Ислам, то Бог прощает все его прошлые грехи. Он начинает свою жизнь с чистого листа, как новорожденный младенец».

Обряд принятия Ислама сам по себе достаточно прост. Человек заявляет, что принимает его по своей воле, затем объясняет значение пяти столпов мусульманской веры. Два свидетеля этого обряда наблюдают, как он соглашается с тем, что Иисус входит в число выдающихся пророков (среди них Ибрахим/Авраам, Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, и Муса, мир им), но не является Богом, затем произносит те же самые две фразы, которые повторяла Рамаха Хезер (шахаду).

Сейчас Рамаха претворяет свою веру в жизнь, служа главным корабельным старшиной ВМФ в Перл-Харбор с июля месяца. Она не носит хиджаб на работу (она работает зубным гигиенистом), но надевает его, посещая мечеть. Не так давно ее муж, который служит моряком, был в отъезде. Без него она не могла полностью совершать пять ежедневных намазов, читаемых на арабском языке, так как для этого ей требовалась его помощь. Но, по словам Оуансафи, мусульманская религия предполагает, что человек выполняет ее предписания по мере своих возможностей. Например, согласно Корану не поститься в Рамадан беременным женщинам, путешественникам и больным диабетом в том случае, если это может причинить вред их здоровью.

В прошедшую пятницу — мусульманский эквивалент еженедельной субботы — Оуансафи во время хутбы (праздничная пятничная молитва с проповедью) рассказывал о роле женщины в Исламе; затем он дал подробное интервью о том, что привлекает женщин в той религии, которую некоторые считают жестокой. Интервью проходило в офисе Оуансафи, где присутствовала и его жена Мишель, которая в свое время тоже приняла Ислам.

 

Чета Оуансафи считает, что Ислам предписывает уважение к женщинам. Хиджаб нужен для защиты самих женщин — он ограждает их от похотливых мужских взглядов. Женщины делают намаз в отдельной комнате или позади мужчин, так чтобы не отвлекать молящихся, когда они совершают земной поклон, касаясь лбами пола.

Мишель шутит: «Женщины находятся сзади, так как мы — сильнейший из двух полов». Ее муж считает, что по сравнению со всеми главными религиозными писаниями — Библией, Торой и Евангелием — «Коран дает женщинам больше прав». Он отмечает, в Коране («это Слово Всевышнего, ниспосланное непосредственно Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, через ангела Джабраила, мир ему»,— говорит Оуансафи) Адам и Ева представлены как в равной степени виновные в своем изгнании из Эдемского сада. Ева не была соблазнительницей. Во многих местах Корана мы видим нейтральное отношение к двум полам. И еще, по Исламу те деньги, которые зарабатывает мужчина, идут на семью. Но деньги, заработанные женщиной, принадлежат ей. На женщинах не лежит обязательство работать.

Первой феминисткой Оуансафи считает мусульманку по имени Хавля. Она препиралась с Пророком, да благословит его Аллах и приветствует, оспаривая то, как легко ее муж мог развестись с ней. По языческим законам, мужчине достаточно было сказать: «Ты для меня как спина моей матери», чтоб он освободился от всех обязанностей, налагаемых браком, но мог не давать женщине свободу покинуть его дом или выйти замуж снова. Хавля обратилась к Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует, за помощью в этом деле. Он сказал ей, чтобы она проявила терпение, но она продолжала спорить. В итоге Хавля обратилась к Наивысшему Судье, и Аллах услышал ее и изъявил Свое согласие с ее позицией. «Женщины имеют право не только говорить, но и спорить с выдающимся Пророком, да благословит его Аллах и приветствует»,— говорит Оуансафи.

Мишель Оуансафи приняла Ислам после встречи с будущим мужем, когда он был ее преподавателем в Род-Айленде в 1986 году. Но она говорит, что он никогда не просил ее обратиться в Ислам.

«Наша религия привлекает людей к себе, но ей никак не свойственен метод рекламной агитации» — так считает одна франкоязычная канадка, имеющая степень MBA (магистр по деловому администрированию, звание выпускника бизнес-школы). Она занимает должность  руководителя работ по контракту в экологической компании “Earth Tech”.

Мусульманская религия может быть очень привлекательна для тех женщин, которые видят свое главное предназначение у домашнего очага,— говорит Тамара Альбертини, профессор философии из Гавайского Университета, которая специализируется на Исламе и сама выросла в исламской стране. На мужчине лежит ответственность за заработок, а женщина руководит домом. «Главная проблема, связанная с Исламом, состоит в следующем: если брак не удался, то  идти некуда»,— говорит она, обращая внимание на то, что женщина должна иметь очень веские  причины для развода. Однако если мужчина-мусульманин оставит свою веру, то она имеет право развестись с ним.

 

Хотя Майк, муж Рамахи,— этнический мусульманин из Палестины, выросший в Сан-Франциско, он не заставлял жену принимать  Ислам. «Он никогда не пытался заставить меня изменить веру»,— заявляет 24-летняя жительница Эйи (‘Aiea).— «Если ты захочешь это сделать, ты можешь сама изучить Ислам, но я в любом случае буду любить тебя».

 

Рамаха искала способ, как объяснить своим родственникам из Калифорнии, что она теперь придерживается другой веры. Она отмечает, что большую часть своих представлений об Исламе они почерпнули из фильма «Только не без моей дочери» («Not Without My Daughter»), рассказывающего об американке, ее жестоком муже-иранце и их последующей борьбе за общего ребенка. Рамаха говорит: «Как бы я им не преподнесла это, они все равно выйдут из себя. Отцу я не сказала. Я просто дала ему знать, что хожу в мечеть, но не говорила, что уже приняла веру».

Людям, спрашивающим, почему она избрала религию, которая, как некоторые считают, угнетает женщин, она отвечает: «Вы смешиваете религию с культурой».

«Если ты выросла в США, то твой Ислам не несет в себе культурных примесей»,— говорит она.

Рамаха была первой в своей семье, кто начал посещать церковь. Когда ей было 5 лет, она подружилась  с дочерью пастора, который не входил в какую-либо конфессию (non-denominational pastor), и стала христианкой. Остальные члены семьи позже присоединились к ней. Ее мать до сих пор ходит в церковь. Но Рамаха говорит, что она выступала против христианского видения Троицы. В марте она приняла участие в онлайн-классе Калифорнийского университета, посвященном мировым религиям. «Я была христианкой в течение 18 лет»,— говорит она,—у этой религии столько слабых мест. Ислам многое открыл мне… Я сердцем чувствую, что это правильная религия».

Затем она посещала класс для желающих познакомиться с Исламом на Гавайях уже после 11-го сентября; Рамаха начала читать Коран, и тут ее как будто осенило. Вскоре после этого она обратилась в Ислам.

«Меня всегда привлекало нечто высшее, Божественное (something out there), иначе без Него ты оказываешься в полной пустоте»,— говорит она.— «Я ощущаю себя уверенно, только когда у меня есть вера и Бог, которому я могла б молиться».

Перевод:  Айсет Шахаева
Журнал «Мусульманка»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *