21.02.2024

СУД ДЖЕБАГА

Адыгейская притча

Жил некогда мудрый человек по имени Орый. Он умел находить справедливое решение по всякому делу, и люди всегда советовались с ним.

Однажды Орый услышал, как на улице мальчики спорят о чём-то. Спор был очень шумный, ребята все более горячились, но тут они увидели подходившего к ним сверстника и вдруг прекратили спор.

— Джебаг идёт к нам, он нас рассудит.

Мальчик согласился.

— Хорошо, — сказал он, — охотно разберу ваш спор. Хотите, как Орый, неправильно разберу, а хотите, справедливо разберу?

Орый услышал это и удивился. «Что же неправильного и несправедливого усмотрел он в моём разбирательстве?» — подумал он.

— Когда ребята, играя, заспорили и попросили тебя рассудить их, ты сказал им, мой мальчик: «Хотите, как Орый, неправильно разберу, хотите, справедливо разберу?» Почему ты так сказал? Когда я несправедливо судил? — спросил Орый мальчика при людях.

— Нет, я этого не говорил никогда. Где мне взять столько ума? — отказывался Джебаг.

Но люди настаивали, и он сказал им правду.

— Сознаюсь, что говорил это, и скажу, почему так говорил. Два пчеловода имели пасеку в поле. Они построили там шалаш и жили в нём. Как-то они нашли одного заблудившегося козлёнка и поделили его поровну. Они согласились, что одна половина — и головы, и туловища по всей длине, включая одну переднюю и одну заднюю ногу, — будет принадлежать одному из них, а вся вторая половина — другому. Однажды днём, когда козлёнок находился на пасеке, он споткнулся и сломал ногу. Хозяин этой половины козлёнка наложил на больную ногу деревянные накладки и обвязал её сверху тряпками. Вечером пасечники развели огонь, приготовили еду, поели и легли спать, не потушив огня. Козлёнок нечаянно прыгнул в огонь, и тряпка, в которую была завёрнута его нога, загорелась. Перепугавшийся козлёнок побежал по пасеке. На пасеке был стог соломы, солома вспыхнула от горящей тряпки, и все пчёлы ночью погибли в огне.

Утром оба пчеловода пришли к Орыю, попросили рассудить их. Орый разобрал их дело и решил так: пасека сгорела по вине того, кто обвязал поломанную ногу тряпками, поэтому хозяин этой половины козлёнка должен возместить стоимость сгоревших пчёл. Вот то несправедливое решение, которое вынес Орый.

— Что же ты видишь в этом несправедливого? — спросил Орый.

— Ты не должен был, Орый, обвинять хозяина, которому принадлежала половина со сломанной ногой. Ты должен был признать виновным хозяина другой половины, — сказал Джебаг.

— Почему?

— Орый, твой ум несравненно больше моего, и ты понимаешь, что если бы козлёнка не понесли его здоровые ноги, поломанная нога никуда бы не смогла пойти. А если так, то виноваты здоровые ноги. Поэтому я считаю твой суд несправедливым.

— Верно, мой мальчик, признаюсь, что я неправильно решил. С сегодняшнего дня передаю тебе права судьи, — сказал Орый.

Джебаг долго отказывался, говоря: «Я не могу справиться», — но народ решил, что он подходит для этого дела, и в конце концов Джебаг согласился.

Так Казаноко Джебаг стал судьёй.

 

СОЛОВЕЙ И ВОРОНА
Армянская притча

Сидел как-то соловей на ореховом дереве и распевал свои соловьиные песни. Да так распелся, что и не заметил, как рядом с ним уселась ворона.

— Эй, соловей, и не стыдно тебе передо мной петь свои глупые песни! — крикнула ворона.

Соловей не поверил своим ушам. Неужели это было сказано о нём, соловье? Страшно рассердился он и закричал:

— Да чтоб тебя землёй завалило… Люди не нарадуются, слушая мои песни. Меня в золотой клетке держат, самым лучшим зерном кормят… Да чтоб тебе вечно в трауре быть! Как ты только, старая падаль, можешь обо мне судить! Ведь у тебя и голоса никогда не было. Да чтоб тебе радости не видеть, если я стал посмешищем для такой, как ты!

— Успокойся! — отвечает ворона. — Слетаем в город и спросим у мудрецов, кто из нас лучше поёт. Пусть нас рассудят. Но только с условием: кто из нас проиграет, тому победитель выколет глаз.

Соловей был согласен на всё.

Полетели они в город. Видят, лежит в луже свинья. Подлетели они к свинье и говорят:

— Рассуди нас, свинья. Скажи, кто из нас лучше поёт.

— Конечно, ворона, — отвечает свинья. — У неё такой бас!

Выколола ворона соловью глаз и улетела, довольная победой. Улетел в свой лес и соловей.

Сел он на то же ореховое дерево и запел грустную песню. Услышала ворона соловья, подлетела к нему и говорит:

— Эх, глупый соловей. Ты ж проиграл, вот я и выколола тебе глаз. Чего ж теперь грустить?

— Мне грустно не оттого, что я остался без глаза, — отвечает соловей. — Нет, я лишь оплакиваю тот час и ту минуту, когда послушался тебя и доверил решение нашего спора свинье. А ведь свинья всегда остаётся свиньёй!

 

ТРИ БРАТА И АГУЛШАП
Кавказская притча

Жили три брата. У них была единственная сестра. Держали её в запертой комнате, подальше от чужих глаз. Каждый день братья ходили на охоту и возвращались увешанные дичью. Сестру они кормили только костным мозгом.

Однажды братья пошли на охоту, а мать понесла дочери мозг. Но не успела она открыть дверь комнаты, где была заперта дочь, как туда ворвался агулшап (дракон) и унёс с собой сестру трёх братьев.

Мать плакала, рыдала, но делать нечего — она была бессильна! Так она просидела, печально склонив голову, пока не вернулись братья. Тогда мать созвала своих сыновей и сказала им:

— Сыновья мои! У вас много храбрости и силы, вы уверены, что вас никто не одолеет, но чего с человеком не бывает? Скажем, у вас случилось несчастье, что бы вы сделали?

Старший брат встал и ответил:

— Если захочешь — всё сделаю! Даже иголку могу найти, где бы она ни лежала, если только касается земли: пусть на дне морском или в крепости, если эта крепость стоит на земле. Пусть она зажата в руке, заперта в крепости или в сундуке — я непременно разыщу и незаметно унесу. Если я захочу, то могу тайком вынуть плод из утробы коровы и унести его!

Тогда встал средний брат и сказал:

— Если захочешь, я выстрелом могу убить всё, что есть над землёй, пусть около неба или на самом далёком небе, и сбросить на землю.

Наконец встал младший брат.

— Я одно в силах сделать, — сказал он, — то, что будет падать с неба, лёгкое ли оно или тяжёлое, я обязательно поймаю и удержу.

— Если так, — сказала мать своим сыновьям, — я расскажу вам о несчастье, которое нас постигло. Сегодня я несла дочери мозг, и, как только открыла дверь, ворвался агулшап, схватил вашу сестру и скрылся.

Тогда три брата воскликнули:

— Не вернуться нам сюда живыми без сестры! — и отправились в путь.

Старший брат сразу же узнал, где находилась их сестра. Она была далеко-далеко, на поляне, посреди большого леса, а возле неё, свернувшись, лежал агулшап. Братья тайком взяли сестру. Но разве от агулшапа можно было уйти? Он заметил, полетел за ними, быстро догнал, отнял сестру, умчался, как пуля, в небо и сразу очутился около солнца. Тогда средний брат выстрелил, убил агулшапа, и сестра стала падать вниз. Младший сейчас же подбежал, подхватил сестру, удержал и поставил на землю.

Обрадованные, братья вместе с сестрой отправились в свой дом. Тем временем мать сшила бешмет и повесила на балконе, чтобы наградить того из сыновей, кто отличился особой храбростью, спасая сестру от агулшапа.

Братья пришли домой и узнали о бешмете.

Старший сказал:

— Бешмет возьму я. Если бы ни я, никто из вас не смог бы найти сестру, а если бы даже и нашли, то не смогли бы отнять у агулшапа. На земле вы с ним ничего не смогли бы поделать, и сестра пропала бы для нас.

Средний брат сказал:

— Правда, на земле я ничего не могу поделать с агулшапом, но, когда он поднял нашу сестру в небеса, вы не смогли бы её отнять и она бы для нас пропала, если б я не убил агулшапа. Бешмет принадлежит мне!

Но младший возразил:

— Нет! Бешмет следует отдать мне! Когда наша сестра падала с неба, я удержал её. Без меня она разбилась бы вдребезги.

Выслушала мать своих сыновей и сказала:

— Правда, если бы не старший, не нашли бы мою дочь, а если бы и нашли, не отняли бы у агулшапа. Но когда агулшап поднял мою дочь в небо, она бы пропала, не будь среднего, потому что остальные были бессильны. А когда она падала с неба, имей моя дочь хоть сто жизней, она разбилась бы вдребезги, но её спас младший.

Так мать и не смогла решить, кому из сыновей следует отдать бешмет, и стояла, в раздумье глядя на них.

В конце концов она созвала мудрых советчиков, усадила их и сказала:

— Решите, кто из моих сыновей заслужил бешмет, тому и отдайте!

Судьи сидят, решают, до сих пор ничего не решили.

 

БАБОЧКИ И ОГОНЬ
Персидская притча

Три бабочки, подлетев к горящей свече, принялись рассуждать о природе огня. Одна, подлетев к пламени, вернулась и сказала:

— Огонь светит.

Другая подлетела поближе и опалила крыло. Прилетев обратно, она сказала:

— Он жжётся!

Третья, подлетев совсем близко, исчезла в огне и не вернулась. Она узнала то, что хотела узнать, но уже не смогла поведать об этом оставшимся.

Получивший знание лишается возможности говорить о нём, поэтому знающий молчит, а говорящий не знает.

 

КОШЕЛЕК

Персидская притча

Потерял богач кошелёк, где было двести золотых монет, и поклялся: «Кто найдёт кошелёк — получит ровно половину монет». Один из его слуг нашёл кошелёк и вернул ему. А богач был очень жадный, он сразу же позабыл о своём обещании и не захотел дать своему слуге сто золотых. Чтобы отделаться от него, он сказал слуге:

— Кроме этих золотых монет в кошельке был драгоценный камень. Верни его, и получишь свою долю.

Пошёл слуга к судье и рассказал ему всё как было. Судья пригласил обоих в суд.

— Ты говоришь, что у тебя в кошельке было двести золотых и драгоценный камень, — сказал судья богатому, — а в этом кошельке нет камня, значит, это не твой кошелёк. Отдай его слуге, пока не найдётся хозяин. А ты продолжай кричать, что потерял кошелёк с двумястами золотыми и драгоценным камнем. Может быть, он найдётся.

Тогда, не говоря ни слова, богатый отдал слуге сто золотых, да ещё заплатил десять золотых штрафа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *