22.07.2024

§6. Хадисы о достоинствах Абу Ханифы

В трудах, посвященных достоинствам и достижениям известных исторических личностей, можно встретить три хадиса, косвенно или напрямую указывающих на достоинства такого ученого, как Абу Ханифа. Мы приведем каждый из этих хадисов и выслушаем мнения учёных-мухаддисов относительно каждого из них, то, что будет признано достоверным – мы возьмем себе на вооружение для нашего дальнейшего исследования, а то, что будет признано недостоверным – мы оставим.

Итак, хадис первый: «Даже если бы знания находились на далекой звезде Сурая, их достал бы оттуда кто-то из персов». (Ахмад ибн Ханбаль, II, 292)

В этой формулировке хадис дошел до нас от Абу Хурайры через Шахра ибн Хаушаба, от него – через ‘Ауфа, затем – Исхака ибн Юнуса аль-Азрака, и Ахмада ибн Ханбаля. Этот же самый хадис дошел до нас и в несколько иной формулировке, где вместо «кто-то» употребляется слово «некто» и «человек». (Ахмад ибн Ханбаль, II, 420, 422, 469, 307, 309)

У Бухари этот хадис приводится в следующей формулировке: «Если бы вера находилась на далекой звезде Сурая, её достал бы от-туда кто-то из этих», – и Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) указал на стоящего рядом Сальмана аль-Фариси, который был из персов. (Ибн Хаджар, «Фатх аль-Бари», VIII, 641)

У Муслима этот хадис приводится в следующей формулировке: «Если бы религия оказалась на далекой звезде Сурая, её достал бы оттуда кто-то из персов». (Фадаиль ас-Сахаба, 230)

Ибн Хиббан приводит этот хадис в следующей формулировке: «Если знания окажутся на далекой звезде Сурая, их достанет оттуда кто-то из персов». (Маварид ад-Даман, стр. 547)

Хайсами говорит, что вопреки высказыванию Ахмада ибн Ханбаля, что в цепи передатчиков этого хадиса все передатчики благонадежны, относительно Шахра ибн Хаушаба есть разногласия, хотя все остальные действительно благонадежны. (Маджма‘ аз-Заваид, X, 64)

Согласно такой оценке, дошедший до нас через имама Ахмада, хадис является приемлемым. Во всех остальных формулировках этот хадис внесен в оба сборника достоверных хадисов, а значит, хадис действительно является достоверным пророческим высказыванием и поэтому необходимо раскрыть его смысл.

Относительно того, что в хадисе речь идет о персах, которые станут дорожить исламом настолько, что смогут доставать его даже с самой далекой звезды, сомнений нет. Мы видели, что в дошедших до нас вариациях этого хадиса слова «религия», «вера» и «знания» используются в одном и том же контексте, поэтому при трактовке данного хадиса эти слова принято рассматривать как равнозначные.

В вариации хадиса, дошедшего через Ахмада ибн Ханбаля, речь идет о конкретном человеке из числа персов. О ком же из персов в хадисе может идти речь? Быть может о человеке, который мог находить верное решение среди самых отдаленных истин? Быть может о человеке, открывшем новый путь к знаниям, по указанному пути которого на протяжении тысячи лет шел весь исламский мир? Предложенная им методология принятия правовых решений впоследствии стала официальной во всем исламском государстве, а в ряде стран она продолжает быть таковой и по сей день. Быть может, речь о том самом аскете, который ночи напролет стоял пред Аллахом как вкопанный, прочитывая Коран в одном рака’ате? Быть может, речь о том самом человеке, который на протяжении сорока лет совершал утренний намаз с омовением ночного? Быть может речь о том, кто на протяжении двадцати лет кормил и воспитывал ученика, впоследствии ставшего верховным судьей? Кто ещё из персов смог объединить в себе веру, знания и религию, и даже после принуждения смог отказаться от мирского, когда все мирские блага оказались у его ног?

Речь в хадисе бесспорно и несомненно об имаме Абу Ханифе, а те, кто станет утверждать, что речь не о нем, скорее всего просто ничего не знают о человеческих достоинствах и сами не уважают своих праведных предшественников, как требуют того от других. Ведь если известно, что Абу Ханифа был таби’ином, как можно не считать его предшественником? Кто те самые праведные предшественники, о которых речь и спор?

Второй хадис, косвенно указывающий на достоинства и превосходства Абу Ханифы, передается со слов ‘Абдурамана ибн ‘Ауфа, который, якобы, слышал, как Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «На сто пятидесятом году (хиджры) мир лишится того, что его украшало». В своей книге «аль-Хайрат аль-Хисан» Ибн Хаджар говорит, что хадиса с таким текстом он никогда и нигде больше не встречал, и что хадис, скорее всего, является вымышленным. Однако известно, что похожий хадис рассказывал Баззар: «На сто двадцать пятом году (хиджры) мир лишится того, что его украшало». (Абдул‘азиз аль-Бухари, «Кяшф аль-Асрар», IV, 101)

Ибн Хаджар дает этому хадису такое объяснение: «Этот хадис дошел до нас через Абу Я‘ля и Баззара. В цепочке передатчиков этого хадиса упоминается некий Мус‘аб ибн Мус‘аб, которого аль-Фатани (Тазкират аль-Мавзу’ат, стр. 222), Ибн ‘Аррак (Танзих аш-Шари‘а, II, 348) и ас-Суюти (аль-Леали аль-Масну‘а, II, 409) изобличили как крайне ненадежного передатчика. Но если даже, не придавая этому значения, допустить, что Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) действительно говорил нечто подобное, связывать эти слова со смертью Абу Ханифы никоим образом нельзя, так как в части хадиса, где упоминается 150-й год хиджры, налицо явная подтасовка данных».

Третий хадис, якобы сошедший с уст Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) и указывающий на Абу Ханифу, гласит: «Вскоре в моей умме появится человек по имени Ну‘ман по прозвищу Абу Ханифа. Он будет звездой моей уммы. Он будет звездой моей уммы. Он будет звездой моей уммы». В различных источниках можно найти и другие вариации этого хадиса. Например, Ибн ‘Ади приводит в своем труде такой вариант этого хадиса, дошедший через человека по имени Ахмад ибн ‘Абдуллах ибн аль-Харави по прозвищу аль-Джубари: «Вскоре в моей умме появится человек по имени Ну‘ман, по прозвищу Абу Ханифа, он вдохнет в мою религию новую жизнь». Там же Ибн ‘Ади пишет, что этот самый аль-Джубари прославился среди критиков как фальсификатор и выдумщик.

Ибн Хиббан в своем труде «аль-Маджрухин» (III, 46) приводит другой вариант этого хадиса: «Вскоре в моей умме появится человек по имени Мухаммад ибн Идрис, он нанесет умме вреда больше, чем сам Иблис. Но также будет в моей умме человек по имени Абу Ханифа, он станет путеводной звездой моей уммы».

Этот самый хадис Ибн Хиббан приводит в своем труде вместе с биографией Масрура ибн Са‘ида ат-Тамими, где отмечает: «Этот человек измышляет хадисы и распространяет их от имени благонадежных передатчиков». Этот же самый хадис аль-Хатиб аль-Багдади приводит вместе с биографией Абу Ханифы, где отмечает: «Это вымышленный хадис, в цепи передатчиков которого всего лишь один передатчик – Мухаммад ибн Са‘идаль-Бураки». В своем труде под названием «Аль-Мауду‘ат» (II, 48) Абуль-Фарадж Ибн аль-Джаузи приводит данный хадис в несколько иной вариации, а затем заключает: «Всё это вымысел». Ибн ‘Аррак также приводит этот хадис в своем «Танзих аш-Шари‘а», а затем заключает: «Достаточно знать, что в цепочке передатчиков этого хадиса есть такой фальсификатор, как аль-Джубари».

Всё это указывает на то, что вышеупомянутый хадис вымышленный, что, в принципе, вполне очевидно. Говорится, что аль-Бураки, который был приверженцем ханафитского мазхаба, измыслил этот хадис в ответ на оскорбления в адрес Абу Ханифы со стороны кого-то из шафиитов. Причину таких действий с той и с другой стороны следует искать в слепом фанатизме, наносящем вред религии и затормаживающем развитие уммы в целом. Что бы произошло, если бы мы хоть раз обошлись без оскорблений и поношений в адрес наших ученых? Всё свое время и силы, без особой на то надобности, мы тратим на превозношения одних, и низвержение других. Пусть же Аллах наставит нас и всех мусульман на прямой путь.

Автор: Шейх Мухаммад Касыйм Абдух аль-Хариси
Из книги: «Положение Абу Ханифы среди мухаддисов», стр. 35-38

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *