26.05.2024

Бисмилляhир-Рахманир-Рахим
ВЕЛИКИЙ ПОХОД НА БАДР

Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) услышал, что Абу Суфьян ибн Харб возвращается из Сирии с большим караваном курайшитов, везущим деньги и товары. В караване былo тридцать или сорок курайшитов, среди них — Махрама ибн Науфаль и Амр ибн аль-Ас.
Рассказал мне Мухаммад ибн Муслим, Асим ибн Омар, Абдаллах ибн Абу Бакр, Йазид ибн Руман со слов Урвы ибн аз-Зубайра и других наших затоков преданий, со слов ибн Аббаса. Каждый из них передал мне часть хадиса. Я собрал их рассказы воедино и составил историю о битве при Бадре. Они рассказали следующее.
Услышав о том, что Абу Суфьян возвращается из Сирии, Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) призвал мусульман напасть на них, говоря: «Вот караван курайшитов. В нем — их богатства. Нападайте на них, и, может, с помощью Аллаха они вам достануться!» Люди были возбуждены: одни быстро собрались и пришли, а другие не пришли. Это потому, что последние думали, что Посланник Аллаха не способен на такое сражение.
Абу Суфьян, подходя к Хиджазу, начал осведомляться, расспрашивать втречавшихся верховых, беспокоясь о положении своих людей. Один из — верховых сообщил ему, что Мухаммад (салляллаху аляйхи ва саллям) поднял своих сподвижников против и его каравана. Тогда Абу Суфьян предпринял меры предосторожности.
Он нанял Дамдама ибн Амра аль-Гифари и послал в Мекку, приказав ему дойти до курайшитов и поднять их на защиту своего имущества, сообщив им, что Мухаммад (саллялаху аляйхи ва саллям) вместе со своими сподвижниками хочет захватить их имущество. Дамдам ибн Амр быстро отправился в Мекку.
Атика, дочь Абд аль-Мутталиба, за три дня до прихода Дамдама в Мекку увидела сон, который ее испугал. Она послала за своим братом аль-Аббасом ибн Абд аль-Мутталибом и сказала ему: «Брат мой! Ночью мне приснился сон, который меня сильно напугал. Я испугалась, что твой народ (мусульмане) может подвергнуться злу и напасти. Сохрани в тайне то, что я расскажу тебе». Спросил ее: «А что ты видела?» Ответила: «Я видела верхового: он ехал на верблюде. Остановился в долине аль-Абтах, потом крикнул во весь голос: «Не боитесь, о, семейство коварных, что я поборю вас в течение трех дней?!»
Я видела, как люди собирались вокруг него. Потом он вошел в мечеть, и люди последовали за ним. Когда люди его окружили, он поднялся на своем верблюде на уровень крыши Каабы, потом крикнул те же самые слова: «Не боитесь, о, семейство коварных, что я поборю вас в течение трех дней?!» Потом он оказался со своим верблюдом на уровне вершины Абу Кубайс и опять крикнул то же самое. Потом схватил глыбу и кинул ее. Она полетела, долетела до подножия горы и раскололась на мелкие осколки. Не осталось ни одного дома, ни одного жилища в Мекке, куда не попал бы ее осколок».
Аль-Аббас воскликнул: «Ей-богу, вот это сон! Ты сохрани его в тайне и не рассказывай никому!» Потом аль-Аббас вышел от нее и встретил аль-Валида ибн Утбу ибн Рабиа. Он был ему другом и рассказал аль-Валиду об этом. Просил его не говорить про нее. Аль-Валид рассказал об этом своему отцу Утбе, и рассказ распространился по всей Мекке.
Аль-Аббас рассказывал: «Утром я пошел, чтобы совершить обход Каабы. Абу Джахлъ ибн Хишам сидел с группой курайшитов, и они разговаривали о сновидении Атики. Когда Абу Джахль увидел меня, сказал: «О Абу аль-Фадль! Когда закончишь обход, подойди к нам!» Когда я закончил, подошел к ним и сел. Абу Джахль мне сказал: «О сын Абд аль-Мутталиба! Когда появилась среди вас эта пророчица?» Я спросил: «А в чем дело?» Он сказал: «То сновидение, которое видела Атика». Я спросил: «А что она ви¬дела?» Он ответил: «О сын Абд аль-Мутталиба! Разве вам недостаточно того, что пророчествуют ваши мужчины, так что и женщины ваши стали пророчествовать?! Атика в своем сновидении утверждала, что он говорил: «Бойтесь в течение трех дней». Мы будем подкарауливать вас эти три дня. Если неправда то, что она говорит, пусть будет так. Если же в течение трех дней ничего из этого не произойдет, тогда мы напишем о вас, что вы самая лживая семья среди арабов».
Когда настал вечер, не осталось ни одной женщины рода Абд аль-Мутталиба, которая не пришла бы ко мне и не сказала: «Вы позволяете этому неверному, нечестивцу нападать на наших мужчин! Потом он возьмется за женщин, а ты будешь слушать? У тебя нет никакого чувства возмущения от того, что слышал!» Я говорил: «Ей-богу, я делал это: все, что он говорил мне, я отвергал. Если он еще раз станет делать это, то мы остановим его!»
На третий день после сновидения Атики я отправился утром в сильном гневе в мечеть. Там увидел его (Абу Джахля). И, ей-Богу, продвигаюсь к нему, преграждая ему дорогу, чтобы он повторил те слова, которые говорил в тот раз, и тогда я нападу на него. А он был человеком проворным, с узким лицом, острым языком, проницательным взглядом. Он торопился к двери мечети. Я сказал про себя: «Что с ним, да проклянет его Аллах? Все это помешает мне обругать его». А он услышал то, чего я не слышал. Это был голос Дамдама ибн Амра аль-Гифари. Он кричал из глубины долины, стоя на своем верблюде. Нос его верблюда порван, седло сдвинуто, рубашка изодрана. Кричит: «О курайшиты! Ваши вещи с Абу Суфьяном. На них покушается Мухаммад со своими сподвижниками. Не думаю, что вы получите свои вещи. На помощь! На помощь!»
Это событие отвлекло меня от него и его от меня. Люди быстро снарядились и сказали: «Что, Мухаммад (салляллаху аляйхи ва саллям) и его приятели думают, что будет так же, как с караваном ибн аль-Хадрамия? Нет, ей-богу! Пусть знает, так не будет!» Можно было выбирать или самому выехать, или послать кого-нибудь вместо себя. Курайшиты решили идти все, ни один знатный курайшит не оставался, кроме Абу Лахаба ибн Абд аль-Мутталиба — он остался, послав вместо себя аль-Аса ибн Хишама ибн аль-Мугару, который был должен ему четыре тысячи динаров и не мог их вернуть ему. За эту сумму и нанял Абу Лахаб его.
Ибн Исхак рассказывает: «Когда закончились сборы и уже готовы были двинуться, вспомнили о войне, которая была между ними и Бану Бакр ибн Абд Манат ибн Кинана. Сказали: «Мы боимся, что они нападут на нас с тыла». И это чуть было не заставило их отказаться от выступления. Тогда явился к ним Иблис в образе Сураки ибн Малика, одного из старейшин племени Бану Кинана, и сказал им: «Я даю вам слово, что курайшиты не нападут на вас с тыла». Тогда курайшиты поспешно выехали. Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллм) выехал вместе со своими сподвижниками через несколько дней с начала месяца Рамадан.
Ибн Хишам передает: «Он выехал в понедельник, в восьмой день с начала месяца Рамадан, вместо себя оставил Амра ибн Умм Мактума возглавлять людей во время молитвы. Говорят, что его имя — Абдаллах ибн Умм Мактум. Потом вернул Абу Лабабу из ар-Рауха и назначил его главой Медины».
Ибн Исхак рассказывает: «Вручил знамя Мусабу ибн Умайру. Перед Пророком (салляллаху аляйхи ва саллям) были два черных знамени: одно из них — в руках Алия ибн Абу Талиба, да возвеличит его Аллах, называлось оно аль-Укаб («Орел»); другое — у одного из ансарав. Количество верблюдов у сподвижников Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям) достигало тогда семидесяти. Они сидели по несколько человек на одном верблюде. Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям), Али ибн Абу Талиб, Марсад ибн Абу Марсад аль-Ганави получили одного верблюда; Хамза ибн Абд аль-Мутталиб, Зайд ибн Хариса, Абу Кабша и Анса — вольноотпущенники Пророка — получили одного верблюда; Абу Бакр, Омар, Абд ар-Рахман ибн Ауф имели одного верблюда.
Главным по тылу назначил Кайса ибн Абу Саасаа из Бану Мазин ибн ан-Наджжар. Знамя ансаров было у Саада ибн Муаза, как передал ибн Хишам.
Рассказал Ибн Исхак: он держал путь из Медины в Мекку по мединскому проходу, потом по аль-Акику, далее по Зу аль-Хулайфе и по Аулат аль-Джайшу.
Далее проехал по долине Турбан, по Малалу, по Гамис аль-Хамаму из Марайана, потом по скалам аль-Йамама, далее по ас-Сайале, по ущелью ар-Рауха и потом по Шалуке, где была уже ровная дорога.
Когда они находились в Ирк аз-Зубйе, встретили кочевого араба. Расспросили его о людях и не получили никаких сведений. Люди ему сказали: «Приветствуй Посланника Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям)!» Спросил: «Среди вас находится Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям)?» Ответили: «Да». Тогда он приветствовал его, потом сказал: «Если ты Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям), то скажи мне, кто в животе моей верблюдицы?» Сальма ибн Салама ибн Вакаш ему сказал: «Не спрашивай Посланника Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям), подойди ко мне, и я тебе сообщу об этом: ты на нее залез, и вот теперь у нее в животе от тебя верблюжонок». Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) сказал: «Ты сказал человеку непристойность», потом отвернулся от Сальмы.
Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) остановился у Саджсаджа — колодца в ар-Рауха, потом уехал оттуда. Когда проходил по аль-Мунсарафу, мекканскую дорогу оставил слева и поехал правее, к ан-Назия, намереваясь выйти к Бадру, обошел ее, пересек долину под названием Рахкан между ан-Надия и горным перевалом ас-Сафра, по горному перевалу аль-Мадик спустился вниз. Оказавшись недалеко от ас-Сафра, направил Басбаса ибн Амра аль-Джухани, союзника Бану Сайда и Адия ибн Абу аз-Захба аль-Джухани, союзника Бану ан-Наджар в Бадр собрать сведения об Абу Суфьяне ибн Харбе и других. Отправив их вперед, Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям) снялся с места стоянки. Когда перед ним оказалась ас-Сафра — селение между двумя горами, — спросил о жителях этих гор. Ему сказали: «Бану ан-Нар и Бану Хурак — два рода из Бану Гифар». Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) оказал им честь, проехав между ними. Покинул эти горы, оставив селение ас-Сафра слева, поехал направо к долине под названием
Зафиран, пересек ее и остановился. Дошло до него известие о курайшитах, о том, что они вышли на защиту своего каравана. Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) посоветовался с людьми, сообщив им о курайшитах. Абу Бакр ас-Сиддик встал и сказал: «И очень хорошо!» Потом встал Омар ибн аль-Хаттаб и сказал: «И очень хорошо!» Затем встал аль-Микдад ибн Амр и сказал: «О Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям)! Поступай так, как подсказывает тебе Аллах, а мы — с тобой. Ей-богу, мы не скажем тебе то, что сказали Бану Исраиль Мусе: «Отправляйся ты со своим Господом, и воюйте вдвоем! А мы будем сидеть здесь». (5:24). Но ты иди с Господом твоим, и воюйте вдвоем, а мы будем воевать вместе с вами. И клянусь тем, кто послал тебя с правдой, если повернешь нас в Барак аль-Гимад (местность в Йемене), мы будем биться вместе с тобой, пока не достигнешь его!» Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) сказал: «Добро!» и призвал на это благословения Аллаха. Потом Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) сказал: «Посоветуйте мне, о люди!», обращаясь к ансарам, потому что их было несколько человек. Когда присягнули ему в аль-Акабе, сказали: «О Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям)! Мы не несем за тебя ответственности, пока не придешь в наши места. Когда придешь к нам, тогда будешь под нашей защитой, и мы защитим тебя так же, как защищаем своих детей и женщин». Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) не хотел, чтобы ансары считали обязательным помогать ему, кроме как против тех врагов, которые нападали на него в Медине, считал, что не обязательно для них идти с ним против врага, выходя за пределы своих земель. Когда Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) сказал это, ему ответил Саад ибн Муаз: «Ей-богу, как будто ты обращаешься к нам, о Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям)?» Ответил: «Да». Тогда Саад произнес: «Мы уверовали в тебя, поверили тебе, засвидетельствовали, что принесенное тобой — правда. Дали тебе клятву в послушании и покорности. Поступай, о Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям), так, как желаешь, а мы — с тобой. И клянусь тем, кто послал тебя с правдой, если ты решишь пересечь это море вброд, мы перейдем его вместе с тобой, и никто из нас не откажется. Мы не возражаем против того, что ты встретишь завтра врага нашего вместе с нами. Мы — стойки в войне, верны в бою. С повеления Аллаха мы покажем себя так, что ты будешь доволен нами. Веди нас, с благословения Аллаха!» Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям) обрадовали слова Саада и ободрили. Потом он воскликнул: «Идите и вещайте, что Всевышний Аллах обещал мне одну из двух общин. Ей-богу, я как будто вижу сейчас гибель людей из стана врага!»
Потом Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи ва саллям) уехал из Зафирана, проехал по горным склонам, которые называются аль-Асфир, спустился оттуда в селение ад-Дабба, оставил аль-Ханнан справа — это огромный песчаный холм, как гора, — и остановился недалеко от долины Бадр. Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) и один из его сподвижников (Ибн Хишам передает, что это был Абу Бакр ас-Сиддик) уехали.
Продолжение следует, инша Аллаh.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *