26.05.2024

Бисмилляhир-Рахманир-Рахим
РОЖДЕНИЕ ПОСЛАННИКА АЛЛАhА
(саллялаhу ‘алейхи ва саллям)
(Продолжение)

Рассказал мне Джахм, вольноотпущенник аль-Хариса ибн Хатиба аль-Джумахи со слов Абдаллаха ибн Джафара ибн Абу Талиба или со слов других людей. Он сказал: «Халима бинт Абу Зуайб ас-Саадийа, кормилица Посланника Аллаhа (салляллаhу алейхи ва саллям), вскормившая его своей грудью, рассказывала, что она ушла из своей страны вместе с мужем, имея на руках грудного младенца, в числе женщин из рода Бану Саад ибн Бакр, желавших взять детей на воспитание. Она далее рассказывала: «Это был год засушливый, и у нас ничего не осталось. Мы все ночи не могли спать, потому что наш ребенок плакал от голода, а у меня в грудях не было молока. У нашей старой верблюдицы тоже не было молока, чтобы накормить ребенка. Однако мы хотели спастись и облегчить свое положение. Я села на свою ослицу, и мы отправились в Мекку, чтобы взять грудного младенца на воспитание. Как только кому-нибудь из нас — женщин — предлагали Посланника Аллаhа, они отказывались, узнав, что он сирота. Так же было и со мной. Это потому, что мы хотели получить хорошее вознаграждение от отца младенца. Мы говорили: «Сирота?! А что же смогут дать его мать и дед?» Поэтому мы отказывались от него. Все приехавшие со мной женщины уже выбрали себе детей на воспитание. Осталась я одна. Когда мы уже собрались уехать, я сказала своему супругу: «Ей-богу, я не могу вернуться, когда все мои подружки взяли на воспитание грудного младенца. А возвращаюсь я без кого-либо. Клянусь Аллаhом, я пойду к этому сироте и возьму его». Он сказал: «Нет возражений против этого. Авось, Аллаh даст нам с ним благодать». Она рассказывает: «Я пошла к нему и взяла его. Я взяла его только потому, что не нашла другого. Далее рассказывает: я взяла его и вернулась вместе с ним. Когда я положила его на колени, на свое седло, мои груди наполнились молоком, и он пил молоко, пока не насытился. Вместе с ним пил и его брат, пока не насытился. Потом они оба заснули.
Мой муж подошел к нашей старой кобылице, а она была с полным выменем. Он подоил ее и выпил. Я тоже пила вместе с ним. Мы пили досыта. Ночь мы провели благополучно». Далее она рассказала: «Когда мы проснуись утром, мой муж говорит: «Знай, клянусь Аллаhом, о Халима! Я взял благословенную душу». Я сказала: «Клянусь Аллаhом, я надеюсь, что так будет». Далее рассказала: «Потом мы вышли, я села на свою ослицу и посадила его вместе с собой. И, клянусь Аллаhом, я так быстро поехала, как могут только их ослы. Даже мои подруги стали говорить мне: «О дочь Абу Зуайба! Не скачи так быстро, подожди нас! Разве это не та ослица, на которой ты выехала?» Я отвечала им: «Да. Ей-богу, это та же ослица». Они говорят: «Клянемся Аллаhом, с ней что-то случилось». Далее Халима рассказывает: «Потом мы доехали до наших жилищ в земли Бану Саад. Я более такой бесплодной земли Аллаhа не знаю. Мои овцы вечером возвращались, когда мы привезли его с собой, сытыми и полными молока. Мы доили их и пили. Ни один человек не смог даже каплю молока надоить, не находя его в вымени. Оседлые люди из нашего народа говорили своим пастухам: «Горе вам! Пасите там, где пасет пастух дочери Абу Зуайба». Их овцы возвращались голодными и без капли молока, а мои овцы возвращались сытыми и полными молока. Мы продолжали получать от Аллаhа прибавления и добра, пока не исполнилось ему два года и пока я не отняла его от груди. Он взрослел так, что не был похож на других мальчиков. Ему еще не исполнилось и двух лет, как он уже был похож на четырехлетнего мальчика».
Далее она рассказывает: «Мы его привезли к матери, хотя очень хотели, чтобы он оставался с нами еще, потому что мы видели, какое благо он приносит нам. Мы обратились к его матери. Я сказала ей: «Может, ты оставишь сыночка у меня до возмужания. Я боюсь, что он заболеет в Мекке». Далее рассказала: «И мы так продолжали уговаривать ее, пока она не согласилась, и мы вернулись вместе с ним.
Клянусь Аллаhом, через несколько месяцев после возвращения он пас наших ягнят вместе со своим молочным братом за нашими домами. И вдруг прибежал его брат, весь взволнованный, и сказал мне и своему отцу: «На моего брата-курайшита напали двое мужчин в белых одеждах, положили его на землю, разрезали живот и начали теребить его». Мы вместе с мужем пошли к нему и нашли его стоящим с бледным лицом. Я его обняла, и обнял его отец. Мы сказали ему: «Что с тобой, сыночек?» Он ответил: «Ко мне подошли двое мужчин в белых одеждах. Положили меня на землю и разрезали мой живот. Они искали там что-то, а что я не знаю». Мы вернулись в свою палатку. Его отец сказал мне: «О Халима! Я боюсь, что с этим мальчиком что-то случилось. Так что верни его в свою семью поскорее, пока не будет явным то, что с ним».
Халима рассказывает: «И мы повезли его и приехали к его матери. Она спросила: «Почему ты привезла его, о кормилица! Ты ведь хотела, чтобы он оставался при тебе!» Я сказала: «Да, Аллаh довел до зрелости моего сына, и я исполнила свою обязанность. Я боюсь, как бы с ним не случилось что-нибудь. Поэтому привезла его тебе целым и невредимым». Она сказала: «Дело было не так. Поверь мне то, что случилось!» И заставила меня рассказать ей. Она спросила: «Ты испугалась за него от дьявола?» Я ответила: «Да». Она сказала: «Нет, совсем нет! Нет у дьявола над ним власти! У моего сына что-то сверхъестественное». Я сказала: «Да». Она рассказала: «Когда я забеременела им, то увидела, что из меня вышел свет, который осветил мне дворцы Бусры на земле Сирии. Потом я понесла его. Клянусь Аллаhом, я никогда не видела более легкой ноши, чем он. Когда я родила его, случилось так, что он уперся рукой о землю и поднял голову к небу. Оставь его и уходи спокойно!»
Продолжение следует, инша Аллаh!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *