23.04.2024

Бисмилляhир-Рахманир-Рахим

ПЕРВАЯ  ПЯТНИЧНАЯ  МОЛИТВА

Мне рассказал Мухаммад ибн Абу Имама со слов своего отца Абу Имамы, передавшего рассказ Абд ар-Рахмана ибн Кааба, который сказал: «Я водил Абу Кааба ибн Малика, когда он ослеп. Когда я водил его на пятничную молитву, услышав призывы к молитве, он благословлял Абу Имаму Асада ибн Зурару. Так прошло некоторое время. Как только услышит призывы к пятничной молитве, начинает благословлять его и просит прощения для него. Я сказал про себя: «Ей-богу, нет у меня больше терпения, я спрошу его, почему он, когда слышит призывы к пятничной молитве, благословляет Абу Имаму Асада ибн Зурару?» Я вышел с ним в пятницу, как обычно. Когда он услышал призывы к пятничной молитве, благословил его и просил прощения для него. Я спросил его: «О отец мой! Почему ты, когда слышишь призывы к пятничной молитве, благословляешь Абу Имаму?» Он ответил: «О сын мой! Он был первым, кто собрал нас на пятничную молитву в Медине в низине ан-Набит — в пустой, принадлежащей роду Бану Байады, которую называли колодец аль-Хадимат». Я спросил: «Сколько вас было тогда?» Ответил: «Сорок человек».
Мне рассказали Убайдуллах ибн аль-Мугира и Абдаллах ибн Абу Бакр, да будет доволен ими Аллах, что Асаад ибн Зурара вышел вместе с Мусабом ибн Умайром, направляясь к дому Бану Абд аль-Ашхала и дому Бану Зафара. А Саад ибн Муаз ибн ан-Нуман ибн Имру аль-Кайс ибн Зайд ибн Абд аль-Ашхал был сыном тетки Асаада ибн Зурары. Он вошел вместе с Мусабом в пальмовую рощу Бану Зафара около колодца Марак. Они оба сели в роще. К ним подошли мужчины, принявшие ислам. А Саад ибн Муаз и Усайд ибн Худайр были тогда главами своих родов из Бану Абд аль-Ашхал. Оба они были язычниками и придерживались религии своего народа. Когда они услышали об этом, Саад ибн Муаз сказал Усайду ибн Худайру: (Иди к этим двум мужчинам, которые пришли в наши дома, чтобы совратить наших слабых. Прогони их, и пусть они больше не приходят в наши дома. Если бы Асаад ибн Зурара не был нашим родственником, каким ты знаешь, я избавил бы тебя от этого. Он сын моей тетки, и я не могу выступать против него». Усайд ибн Худайр взял свое копье и направился к ним. Когда Асаад ибн Зурара увидел его, сказал Мусабу ибн Умайру: «Этот — глава своего рода. Он пришел к тебе, расскажи ему правду об Аллахе». Мусаб сказал: «Если присядет, я поговорю с ним». Усайд встал над ними и стал ругаться. Сказал: «Вы пришли к нам, чтобы оболванить наших слабых? Оставьте нас, если вам не надоело жить!» Мусаб ему сказал: «Может, присядешь и послушаешь? Если тебе понравится, то примешь. А если не захочешь, то откажешься». Усайд ответил: «Ты прав». Потом воткнул свое копье и присел к ним. Мусаб рассказал ему об исламе, прочитал Коран. Они, как передают, оба сказали: «Ей-богу, мы увидели на его лице признаки ислама еще до того, как было рассказано ему, настолько он сиял и воспринимал. Потом сказал: «Как хороши эти слова, и как они красивы! Что вы делаете, когда хотите вступить в эту религию?»
Они ему сказали: «Умойся и очищайся, очисти свою одежду, потом произнеси слова исповедания веры и помолись!» Он встал, умылся, очистил свою одежду и произнес слова исповедания веры. Потом он сделал два коленопреклонения и сказал им: «За мной мужчина, если он последует вам, от него не отстанет ни один человек из его рода. Я пошлю его к вам сейчас: Саада ибн Муаза». Потом взял свое копье и отправился к Сааду и его родичам. А они сидели на месте своего собрания. Когда Саад ибн Муаз посмотрел на него, идущего к ним, сказал: «Клянусь Аллахом, к вам Усайд пришел не с таким лицом, с каким ушел». Когда Усайд подошел к собранию, Саад спросил его: «Что ты сделал?» Ответил: «Я говорил с двумя мужчинами.

И, ей-богу, я не нашел в нем ничего дурного. Я им запретил, и они сказали: «Мы сделаем то, что хочешь». Мне рассказали, что Бану Хариса пошли на Асаада ибн Зурару, чтобы убить его, ибо они узнали, что он сын твоей тетки, и захотели оскорбить тебя». Саад тогда встал, разгневанный и торопливый, боясь того со стороны Бану Харисы, о чем ему было сказано. Схватил копье из его рук и сказал: «Ей-богу, ты не справился с делом». Потом отправился к ним. Когда Саад увидел их обоих спокойными, понял, что Усайд хотел, чтобы он послушал их. Он встал над ними и стал ругаться. Потом Асааду ибн Зураре сказал: «О Абу Имама! Если бы мы не были родственниками, ты не пришел бы с этим. Разве можно придти к нам с тем, что нам неприятно?»
Асаад ибн Зурара сказал Мусабу ибн Умайру: «О Мусаб! К тебе пришел, клянусь Аллахом, глава своего рода. Если он последует тебе, то двух мнений уже не будет». Мусаб ему сказал: «Может, присядешь и послушаешь? Если согласишься с делом и захочешь его, то примешь. Если огвергнешь его, то мы не будем тебе досаждать с этим делом». Саад сказал: «Ты прав».
-Потом воткнул копье, сел, и Мусаб рассказал ему об исламе, прочитал Коран. Асаад и Мусаб сказали: «Ей-богу, мы увидели на его лице признаки ислама еще до того, как было рассказано ему в словах, настолько он сиял и был благосклонен». Потом спросил их: «Как вы поступаете, когда принимаете ислам и вступаете в эту религию» Они ему сказали: «Умойся и очищайся, очисти свою одежду, потом произнеси слова исповедания веры и помолись, совершая два коленопреклонения». Он встал, умылся, очистил свою одежду и произнес слова исповедания веры. Потом он сделал два коленопреклонения, взял свое копье и направился к месту собрания своего рода. Вместе с ними был Усайд ибн Худайр. Когда люди увидели Саада, идущего к ним, сказали: «Клянемся Аллахом, Саад вернулся не с таким лицом, с которым ушел от вас». Когда подошел к ним, сказал: «О Бану Абу аль-Ашхал! Какое ваше мнение обо мне?» Они сказали: «Ты наш господин, самый умный среди нас и самый рассудительный». Саад сказал: «Я отказываюсь говорить с вами — с женщинами и мужчинами, пока не уверуете в Аллаха и Его Посланника!»

Они сказали: «Ей-богу, не останется в доме Бану Абд аль-Ашхал ни одного мужчины и ни одной женщины, не принявших ислам». Асаад и Мусаб вернулись в дом Асаада ибн Зурары. И жил у него Мусаб, призывая людей к исламу, пока не осталось ни одного дома ансаров, в котором не было бы мужчин и женщин, не принявших ислам. Исключением были дома Бану Умаййи ибн Зайда, Хатамы, Ваила, Вакифа — они из клана Аусаллах и принадлежали к роду аль-Аус ибн Хариса. Их вождем был Абу Хайс ибн аль-Аслат, он же Сайфи, который был известным поэтом своего времени. Они его слушали и покорялись ему. Он удержал их от принятия ислама. Так было, пока Пророк (салляллаhу аляйхи ва саллям) не переселился в Медину и пока не произошли битвы при Бадде, Ухуде и аль-Хандаке.


ВТОРАЯ ПРИСЯГА В АЛЬ – АКАБЕ

 

Потом Мусаб ибн Умайр вернулся в Мекку. Группа ансаров, принявших ислам, отправилась в паломничество на ярмарку вместе с паломниками из своего народа, которые пребывали в язычестве. Они пришли в Священную Мекку и условились встретиться с Пророком (салляллаhу аляйхи ва саллям) в аль-Акабе в середине дней ат-Ташрик (три дня, следующие за днем жертвоприношении десятого зу-ль-хиджа).
Мне рассказал Маабад ибн Кааб со слов своего брата Абдаллаха ибн Кааба, который был самым знающим среди ансаров. Ему рассказал его отец Кааб, который присутствовал в аль-Акабе и присягнул Пророку (салляллаhу аляйхи ва саллям) там. Он рассказывал: «Мы вышли вместе с паломниками из нашего народа, которые были язычниками. Мы помолились, получив знания о религии, а главным у нас был аль-Бара ибн Маарур — наш господин и наш старший. Когда мы отправились в путешествие и вышли из Медины, аль-Бара сказал нам: «О люди! У меня есть идея, но, клянусь Аллахом, я не знаю, согласитесь ли вы со мной или нет?» Мы сказали: «А что это?» Ответил: «Я думаю не оставлять это построение за моей спиной (имел в виду Каабу), а молиться, обращая к нему свой взор». Мы сказали: «Ей-богу, до нас дошло, что наш Пророк молится только в сторону Сирии, и мы не хотим отличаться от него». Он сказал: «А я буду молиться лицом к Каабе».

Мы ему сказали: «Но мы этого не сделаем». Когда наступило время молитвы, мы молились, обращаясь в сторону Сирии, а он — в сторону Каабы, пока не пришли в Мекку. Мы осуждали его за то, что он делал, но он упорствовал в своем. Когда мы пришли в Мекку, он мне сказал: «О сын моего брата! Идем к Посланнику Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям)! Я спрошу его о том, что я делал во время этого путешествия. Клянусь Аллахом, у меня на душе нехорошо, когда я вижу, что вы отличаетесь от меня в этом». Мы пошли искать Посланника Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям). Мы его не знали в лицо н не видели раньше. Встретили мужчину, жителя Мекки, спросили его о Посланнике Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям). Он спросил: «Вы его знаете?» Мы ответили: «Нет». Сказал: «Знаете ли вы аль-Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба, его дядю?» Мы ответили: «Да». Мы знали аль-Аббаса, он часто приезжал к нам как торговец. Он сказал: «Когда вы войдете в мечеть, то он — тот человек, который сидит вместе с аль-Аббасом». Мы вошли в мечеть, и вот сидит аль-Аббас, и вместе с ним сидит Посланник Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям). Мы приветствовали, потом подсели к нему. Посланник Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям) спросил аль-Аббаса: «Ты знаешь этих двух мужчин, о Абу аль-Фадл?» Ответил: «Да. Этот аль-Бара ибн Маарур, господин своего рода. А это — Кааб ибн Малик». Кааб рассказывал далее: «Клянусь Аллахом, я не забуду, как Посланник Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям) его спросил: «Это тот самый поэт?» Аль-Аббас ответил: «Да». Аль-Бара ибн Маарур сказал: «О Пророк Аллаха! Я отправился в это путешествие, и Аллах наставил меня на путь ислама. Я задумал не оставлять за спиной это построение и молился лицом к нему. Мои друзья разошлись со мной в этом, и на душе у меня стало нехорошо. Как ты считаешь, о Посланник Аллаха?» Пророк (салляллаhу аляйхи ва саллям) ответил: «Для этого определена Кибла — хорошо бы придерживаться ее». Аль-Бара снова стал молиться лицом в сторону Киблы Посланника Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям) и молился вместе с нами лицом к Сирии. А его родственники утверждают, что он продолжал молиться лицом к Каабе до конца своих дней. Но это не так, как они сказали. Мы знаем его лучше, чем они.
Мне рассказал Маабад ибн Кааб, что его брат Абдаллах ибн Кааб передал ему рассказ своего отца Кааба ибн Малика.
Кааб сказал: «Потом мы отправились в паломничество, договорились встретиться с Пророком (салляллаhу аляйхи ва саллям) в аль-Акабе в середине дней ат-Ташрик. Мы закончили паломничество. Настала ночь,в которую мы договорились встретиться с Посланником Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям). Вместе с нами был Абдаллах ибн Амр ибн Харам, один из наших господ и знатных людей. Мы взяли его с собой. Но мы скрывали наше дело от тех, кто был вместе с нами во время путешествия из числа язычников нашего народа. Мы поговорили с ним. Сказали ему: «О Абу Джабир! Ты один из наших господ и знатных людей. Мы хотим, чтобы ты отказался от своей религии, иначе ты станешь дровами для огня в аду». Потом призвали его к исламу, сообщили о предстоящей встрече с Посланником Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям) в аль-Акабе. Абдаллах ибн Амр принял ислам, присутствовал вместе с нами в аль-Акабе и был старшим. Эту ночь мы легли вместе со своими родичами на нашей стоянке. Когда прошла треть ночи, ушли из стоянки на встречу с Посланником Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям). Мы перебирались тайно, как куропатки, пока не собрались в ущелье у аль-Акабы. Нас было семьдесят три человека. Вместе с нами были две женщины: Насиба, дочь Кааба, мать Умары, из Бану Мазин ибн ан-Наджар; и Асма, дочь Амра ибн Адий ибн Наби, из Бану Сальма, мать Маниа».
Далее Кааб рассказывал: «Мы собрались в ущелье и ждали Посланника Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям), пока он не пришел к нам. Вместе ним был аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб, который тогда придерживался религии своего народа. Однако он захотел принять участие в деле своего племянника и быть уверенным за его безопасность. Когда Пророк (салляллаhу аляйхи ва саллям) сел, первым заговорил аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб. Он сказал: «О хазраджиты! (Арабы называли всех ансаров хазраджитами, не деля их на хазраджитов и ауситов.) Мухаммад, как вы знаете, занимает среди нас особое место. Мы защитили его от нашего народа — от тех, которые тоже знали его место среди нас. Он очень захотел присоединиться к вам. Если вы уверены в том, что сдержите данное ему слово в том, что сумеете защитить его от тех, кто будет выступать против него, то ответственность за это ляжет на вас. А если вы считаете, что вы откажетесь от него и оставите его без поддержки после того, как он пойдет вместе с вами, то оставьте его сейчас: он находится под мощью и защитой своего народа и своей страны».

Мы сказали: «Мы слушали тебя. Теперь говори ты, Посланник Аллаха! Выбери для себя и своего Господа то, что пожелаешь!»
Заговорил Посланник Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям): сначала прочитал Коран, призвал к Аллаху, к исламу, потом сказал: «Я заключаю с вами договор в том, что защитите меня так же, как вы защищаете своих женщин и детей!» Тогда аль-Бара взял Пророка (салляллаhу аляйхи ва саллям) за руку и сказал: «Да, клянусь тем, кто послал тебя с истиной, мы защитим тебя от того, от чего защищаем мы наших женщин. Положись на нас, Посланник Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям). Мы, ей-богу, люди воинственные и вооруженные от поколения к поколению». Когда аль-Бара говорил с Посланником Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям), в разговор вмешался Абу аль-Хайсам ибн ат-Тихан: «О Посланник Аллаха! У нас есть договор с евреями. Мы разорвем этот договор. Возможно, что, когда это мы сделаем и потом Аллах пошлет тебе победу, ты вернешься к своему народу и покинешь нас?» Пророк (салляллаhу аляйхи ва саллям) улыбнулся и сказал: «Клянусь клятвой крови, я и вы — кровные братья; я буду воевать с теми, с кем вы воюете, и буду мириться с тем, с кем вы миритесь!»
Кааб говорил: «Посланник Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям) сказал: «Пошлите ко мне от вас двенадцать старейшин, чтобы они были гарантами от своего народа».
И послали они двенадцать представителей: девять хазраджитов и трех ауситов.
Ибн Исхак передал: «Рассказал мне Абдаллах ибн Абу Бакр, что Посланник Аллаха (салляллаhу аляйхи ва саллям) сказал этим представителям: «Вы являетесь гарантами от своего народа подобно гаранту апостолов Исе сыну Марьяма; а я являюсь гарантом от своего народа». Пророк (салляллаhу аляйхи ва саллям) имел в виду мусульман. Они ответили: «Мы согласны».
Продолжение следует, инша Аллаh.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *