13.04.2024

Бисмилляhир-Рахманир-Рахим

КРАТКОЕ  СКАЗАНИЕ  О ЗНАМЕНИЯХ,  КОТОРЫЕ УВИДЕЛ  ПРОКЛЯТЫЙ ФИР’АВН

Когда Фир’авн спал во дворце, построенном для Асият, его разбудил чей-то голос: «У бану исраилов родится мальчик, который отнимет у тебя богатство». От страха Фир’авн весь дрожал. Он спросил Асият, слышала ли она этот голос. Когда же она ответила, что тоже услышала эти слова, страх его еще больше усилился.

 На другой день, как только он уснул на троне, Фир’авн тут же увидел сон, как некий молодой человек прискакал верхом на льве, стал бить его по голове тростью, а затем взял его за ногу и выбросил в море. Он в замешательстве проснулся, потерял сон, приказал созвать толкователей снов. По их прибытии Фир’авн рассказал им свой сон, а они попросили дать им время на его разгадку. Выходя из его покоев, толкователи снов пришли к выводу, что сон означает его погибель. Но они побоялись сказать Фир’авну правду и решили сказать ему, что этот сон не имеет значения, мол, он от сатаны. И в следующие ночи, как только Фир’авн засыпал тот же юноша бил посохом по голове не давая ему покоя: упрекал скверными словами и говорил: «Как же тебе не стыдно перед Всевышним?» Также он увидел, что у Асият выросли крылья, как у райской птицы, и она летает по воздуху; будто бы из под земли пробились ключи, и он находится в их воде.

 Увидел он также, будто бы огонь, появившийся со стороны Байту-ль-Мукаддаса, сжег дома на территории Египта и будто бы этот огонь сжег кибтиюнов и не тронул бану исраилов. Фир’авн проснулся, дрожа от страха. Ужасаясь от увиденных снов, и потеряв покой, он снова собрал всех толкователей снов, рассказал о своих снах, и велел истолковать их значение. Они растолковали его так: «Родится мальчик, который отнимет у тебя царство, он будет утверждать, что он – Пророк. Тебе и твоему племени наступит погибель от руки этого мальчика». После такого толкования Фир’авн погрузился в раздумья. Он посоветовался с визирями, как поступить, и те посоветовали ему резать каждого новорожденного мальчика. Организовали специальную группу людей, которым поручили следить за беременными женщинами. К жене Имрана они не подходили, поскольку он был самым доверенным человеком Фир’авна.

 Они мучили бану исраилов: резали мальчиков, девочек оставляли. Говорят, что было зарезано двенадцать тысяч мальчиков, согласно другим источникам, было убито семьдесят тысяч мальчиков. Словами невозможно передать, каким издевательствам и насилию подвергали кибтиюны бану исраилов. Он также заставлял их работать на себя, а за их труд не платили. Те же, кто не мог работать, должны были платить огромный налог. Из-за того, что детей резали, а старики умирали, Бану исраилов становилось меньше. Женщины, у которых убили детей, совсем ослабевали и умирали от горя. Кибтиюны пожаловались Фир’авну, что они необходимы им в качестве прислуги, поэтому решили один год резать младенцев, а рожденных в следующем году оставлять в живых. Год рождения Харуна (мир ему) совпал с годом, в который не резали новорожденных. Поэтому его рождение не принесло матери особых беспокойств.

 Год же, когда произошло зачатие Мусы (мир ему), был годом умерщвления новорожденных мальчиков и его мать погрузилась в тревогу. Как предсказывал еще Пророк Юсуф (мир ему), Фир’авн угнетал бану исраилов. Когда наступило время его погибели, родился Муса (мир ему). Одну знакомую из женщин, которым было поручено принимать роды у рожениц бану исраилов, тайно пригласили к матери Мусы (мир ему), и она приняла у нее роды. Так родился Муса (мир ему). Эту женщину бросило в дрожь, она увидела знак между глазами и сияние, которое озарило все вокруг, и она сразу полюбила его. Она изменила свое намерение тайно сообщить Фир’авну о рождении мальчика и рассказал об этом его матери, и строго наказала беречь сына. Когда кибтиюны увидели эту женщину выходящей из их дома, они заподозрили что-то неладное и решили проверить. От страха мать Мусы (мир ему) быстро запеленала его и положила в печь.

 Кибтиюны расспросили ее о цели визита той женщины, и она сказала первое, что в голову пришло: мол, она приходила просто так, в гости. Кибтиюны ушли обратно, а в печи, куда она положила Мусу (мир ему), горел огонь. Мать от страха потеряла сознание. Мальчик начал плакать в горячей печи, и она пришла в себя от его плача. Когда женщина пришла в сознание, она увидела, что мальчик спокойно лежит в печи, словно в колыбели. Всемогущий уберег Мусу (мир ему), сделав для него печь Раем. Обеспокоенный тем, что кого-то из новорожденных мальчиков могут оставить в живых, Фир’авн усилил слежку, вследствие чего мать Мусы (мир ему) стала еще больше беспокоиться о том, что Фир’авн навредит ее сыну. Сердце подсказало ей поместить младенца в деревянный сундук и опустить в воды Нила. Ей сообщили радостную весть о том, что он вернется к ней в целости и сохранности, и что ей не стоит беспокоиться.

 Когда она покупала сундук, продавец поинтересовался: зачем ей сундук? Мать Мусы (мир ему) не захотела говорить неправду и рассказала все как есть. А тот отправился к людям, которые убивали новорожденных мальчиков бану исраилов. Он попытался сообщить им об этом, но по воле Всемогущего он онемел, и не смог выговорить ни одного слова. Тогда он начал объясняться жестами, но приняв за сумасшедшего, его избили и выгнали. Он пришел домой и тут вдруг к нему вернулся дар речи. Бессовестный снова отправился к тем же людям. Но только он начал было рассказывать, как и на этот раз потерял не только дар речи, но и зрение.

 И снова пытался этот сплетник с помощью жестикуляции изложить им то, что стало ему известно о Мусе (мир ему), но всем надоели его непонятные дурацкие знаки и, избив, они выгнали его. Он хотел вернуться домой, но не смог найти дорогу, так как был слеп и растерялся. Он дал себе клятву больше к тем людям не ходить, если снова сможет говорить и видеть. Всевышний, увидев, что его намерение искреннее, вернул ему зрение и речь. Продавец, убедившись в могуществе Всевышнего, уверовал в Мусу (мир ему), упал ниц, и пришел к единобожию. А мать Мусы (мир ему) положила мальчика в сундук и поздней ночью опустила его в воды Нила. У Фир’авна не было детей, кроме одной дочери, пораженной проказой. Никто из врачей, лекарей и колдунов не мог ее вылечить. Все говорили, что поможет ей слюна определенного человека, который выйдет из моря, или ежедневные купания в воде Нила.

 Эти две версии упоминаются и в «’Араисе» и в «Бадаи’е». Я привел вам их, особо не вдаваясь в противоречия. Такие моменты я люблю поручать Всевышнему. Так как сказали, что вода Нила поможет дочери избавиться от проказы, отец повелел провести канал через свой двор. Его дочь каждый день ходила туда для лечения. Как-то раз, когда дочь Фир’авна вместе со служанками играла на берегу этого канала и шутили, неожиданно волна выбросила перед ними сундук. Дочь Фир’авна вытащила его, и все с удивлением собрались вокруг. Их заинтересовало, что там внутри, и они тотчас же открыли его. Внутри сундука оказался прелестный младенец. Как только дочь Фир’авна дотронулась до этого мальчика, она сразу избавилась от своего недуга. Отправились к Асият и сообщили ей радостную весть о том, что проказа прошла.

 Асият подняла мальчика на руки, поцеловала его в лоб, он стал ей очень дорог, она заметила сияние его лица. С ним Асият пришла к Фир’авну, показала ему мальчика, рассказала о том, что у их дочери прошла проказа, как только она дотронулась до этого младенца. Все же Фир’авну не понравился этот мальчик, он испугался, что это ребенок бану исраилов. «Не тот ли он мальчик, который был в толкованиях моих плохих снов?» – спросил он Асият. Фир’авн настаивал на том, что этого ребенка надо убить, Асият же уговаривала его не делать этого: «Может быть, он вырастет полезным для нас человеком, – говорила она мужу. – Если не будет, можно ведь убить его потом». Слова Асият смягчили сердце Фир’авна, чувство ненависти прошло, по воле Всемогущего Муса (мир ему) оказался у Фир’авна и проклятый Фир’авн стал растить мальчика.

 Так Всевышний перехитрил неверного Фир’авна: он не знал, как с ним поступит тот, кого он сам вырастил. Фир’авн поручил Асият дать мальчику имя, и она назвала его Мусой (мир ему). В одних книгах сказано, что когда мать бросила Мусу (мир ему) в реку, ему были одни сутки, а в другом – три месяца, и что в воде он провел трое суток, а в другом сказании говорится, что сорок. Всевышний спас Мусу (мир ему) в сундуке от голода и жажды: мальчик сосал свой палец, который источал молоком, подобно теленку, которого кормит корова. Затем Асият созвала кормящих женщин, чтобы выбрать из них кормилицу для Мусы (мир ему). Но кто бы ни пытался покормить его, он от всех отказывался. Асият обеспокоилась тем, как найти подходящую кормилицу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *