25.05.2024

МАМА, Я ПРИНЯЛ ИСЛАМ

В один из вечеров я отправился в ванну. Ручейки воды, скатываясь по телу, забирали с собой часть накопившихся проблем и наполняли утомленное тело энергией.
Я решил принять ислам. Дальше продолжать старый образ жизни было невыносимо. Я успокаивал себя мыслью о том, что ничего, в общем-то, не измениться. Я останусь таким, каким был.
Халид лежал на кровати, и тусклый свет люстры успокаивающе освещал комнату. Но мое состояние в том момент не было таким спокойным. Я не решался подойти и сказать, что хочу принять ислам. Но все же, собравшись с духом, я сделал этот шаг. «Я готов!» – сказал я Халиду. И меня очень поразило его безразличное и спокойное лицо, когда он услышал о моем намерение. Зевая и потягиваясь, он произнес: «Ну, давай». И мою решимость, как рукой снесло. Стоя перед ним, я около часу не мог сказать ему несколько заветных слов. Передо мной снова появилась мама и связанные с ней многочисленные страхи.
Но что рано или поздно должно было случиться, то разумеется случилось. ЛЯ ИЛЯХА ИЛЛЯЛЛАХ МУХАММАДАР РАСУЛЮЛЛАХ – эти слова я с трудом повторял за Халидом. И как только я произнес последние слова, меня начали поздравлять. Все очень обрадовались – ведь не так часто на твоих глазах человек перестает быть грязным и невежественным «животным» и становится на путь истины.
В эту ночь я совершил свою первую молитву. Мои движение были робкими, я часто ошибался, все читал по книги и никак не мог запомнить последовательность действий. Хвала Аллаhу! Теперь я мог с гордостью заявить, что я мусульманин, который боится и верит в Господа Миров.

Первая пятница

Наступила пятница -праздничный день для всех мусульман. Мои первые шаги в исламе давались не так легко, как хотелось бы. В тот день, когда все мусульмане должны собираться для совершения совместного намаза джума, в тот день, когда сердца должны наполняться иманом и приближаться к Аллаhу, – я остался один.
В том смысле, что те, которых я знал и которые были моими, так сказать, наставниками, первыми учителями, не смогли пойти со мной. Поэтому пятничный день был примечательным некоторыми случаями, которых я предпочел бы избежать.
В начале была хутба, а потом молитва. И вот настало время выходить из мечети. Куртки были набросаны одна на другую и составляли большую кучу. И в тот момент, когда я стал интенсивно разыскивать свою куртку, тщательным образом разглядывая каждую, на меня начали смотреть люди, которые почему-то во мне видели обычного вора. Я пытался как можно быстрее выбежать из мечети, где надо мной нависла большая грозовая туча из грубых «нерусских мужиков». Но на этом все не закончилось: пытаясь пробраться сквозь людей и не зная того, что проходить перед молящимися нельзя, я шел на пролом и в ответ получал грубые толчки назад. Я не понимал в чем дело, почему в мечети все такие злые и не приветливые.
Я вышел из мечети с чувством, что больше никогда сюда не вернусь. Но все эти мысли, конечно же, быстро ушли, как и пришли.

Мама! Я принял Ислам…

Аллаh в Кур`ане говорит: «Неужели вы думаете, что после того, как вам была открыта истина, Мы перестанем вас испытывать?..» Конечно же, нет! Для меня все еще было впереди. Близилась поездка домой, и голова была забита только тем, что нужно сказать маме, как ей объяснить, почему я принял ислам.
Я сидел на лекции по физики. Достав листы бумаги, я начал писать то, что хотел сказать. Я настрочил около двух листов и думал, что если я это скажу маме, то она точно поймет меня, а может быть еще и примет ислам, ведь все настолько очевидно, что трудно что-то отрицать.
Обдумывая и вспоминая мой путь к исламу, понимаешь, что не все так, как кажется на первый взгляд. И если Аллаh не открыл сердце человеку, то невозможно его убедить в чем-либо, даже если это и трудно отрицать.
Гордость, не желание думать, занятость накоплением богатства и стремление к власти занимают всю жизнь человека. «Когда и зачем думать о Господе, если лучше подумать об очередной афере, позволяющей сорвать неплохие денежки?» – вот мысли человека, занятого ближней жизнью.
Я считал минуты и секунды…. Вот я подошел уже к своему дому и поднялся на девятый этаж…. Позвонил, и мне открыла дверь, обрадованная моему приезду мама. «Как дела, сыночек? Что у тебя нового?» – повторяла мама. На моем же лице было явно написано, что что-то случилось. Мама сразу это заметила и начала расспрашивать, что случилось. Но я не знал с чего начать, и язык мой одеревенел. В свою очередь мое молчание еще больше беспокоило мою маму. Она начала плакать. Тогда я ей сказал, что все нормально и ничего такого плохого не случилось. «Просто это касается вопросов религии…» – произнес я. В этот момент мама испытала шок, потому что она поняла, что это связано с исламом.
— Что ты наделал? Что ты наделал?
— Мам, все нормально. Успокойся! Просто я считаю, что Господь один и что только Ему нужно поклоняться….
Но она меня даже и не слушал. Мысли ее были только о том, что она потеряла меня, что я стану «смертником». В итоге я не сказал ей и половины того, что собирался сказать. Все выходные прошли в объяснении и успокаивании обеспокоенной случившимся мамы. Но объяснений хватало только на несколько минут, после чего приходилось все повторять заново.
Маме и мне в этот период было очень тяжело. Маме, -потому что она думала, что я попал на крючок террористам, а мне, – потому что мне приходилось выслушивать все это и терпеть необычайно сильный контроль. Мама звонила и спрашивала где я около десяти раз на день. Ей было не понятно, что я могу делать в мечети и почему у моих друзей не русские имена. Да…, то чего больше всего опасался, реакции матери, – и было самым сложным испытанием в ближайшие месяцы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *