24.04.2024

Я ОСТАВЛЮ ПОЛОВИНКУ СВОЕГО СЕРДЦА ЗДЕСЬ

«Они живут на улице. То есть они приехали совершать хадж только с билетом туда и обратно, не имея возможности снять номер в отеле…»

В 4:40 утра я пила кофе с молоком и мёдом. Одна моя знакомая любила пить кофе с мёдом. Я тоже попробовала – вкусно. Но в 4:40 утра я пила кофе с молоком и мёдом – в Мекке. Моя знакомая не была в Мекке. Она умерла год назад. Она не была мусульманкой. Меня недавно спросили: «А можно сделать умру за умершего немусульманина?» Точного ответа я не знала, но догадывалась, что нельзя…

Здесь, в Мекке, во время хаджа мы видели людей из разных стран, разных народностей, национальностей. Некоторые настолько самобытны, что их женщин можно отличить по татуировкам на лице. Некоторые одеты уникально, по-своему. По-народному. Видели и русских мусульман. Так было приятно слышать настоящий русский говор и, оборачиваясь, видеть внешне истинно русского Ивана в ихраме!

Ещё в Медине одна иностранка, глядя на двух наших паломниц, которые, держась за руки, ехали по эскалатору, положила свою руку поверх их ладоней и сказала, улыбаясь: «Islam is good».

В Медине мы жили в отличных условиях. В Мекке, конечно же, отель был подальше от мечети аль-Харам, и поскромнее условия. Со временем мы поняли, что и здесь у нас очень хорошие условия, потому что у многих паломников из нашей республики путь до аль-Харама занимал 45 минут на транспорте, а у нас – 25 минут пешком. Удивительно, чем мы всё это заслужили. Но Аллах милостив. Надо быть благодарными.

Недавно моя соседка по комнате сказала: «Люди в примечетском дворике спят прямо на полу, у них нет отеля». Я пропустила это мимо ушей. Решила, что наверняка речь идёт о тех паломниках, чей отель далеко, а они хотят утренний намаз сделать в аль-Хараме. На следующий день мы делали умру-сунна за умерших родственников. Закончив в 4 утра, мы пересекали двор мечети по дороге к автобусам до отеля. Кругом спят люди. Люди на бордюрах у стен мечети. Люди под бордюрами. Люди на циновках у железных ворот мечети. Ноги, ноги. Аккуратно и не очень. Намазанные хной женские ступни торчат из-под лёгкого одеяла. И только тут я пригляделась. Рядом с каждым спящим на циновке или каком-нибудь тонком покрывале лежит дорожная сумка, рядом – тапочки, у кого-то рядом на полу лежат очки как на прикроватной тумбочке. А рядом с женщинами – дорожная сумка и рядышком дамская сумочка. Теперь только я поняла, что всё своё у них с собой, и отеля у них действительно нет. Они живут на улице. То есть они приехали совершать хадж только с билетом туда и обратно, не имея возможности снять номер в отеле. Это в основном мусульмане из Африки. Я шла мимо них и думала: «Какая же у вас крепкая вера… И вы, и я, мы все – мусульмане. Islam is good»…

5:10 утра. От выпитого кофе на душе стало уютнее. До утреннего намаза осталось минут 10. Последнее утро в Мекке. Мекка, прости меня за всё, что не сумела сказать, о чём забыла попросить, прости за всё, что не успела сделать. Я буду ждать новой встречи с тобой. Нет, я оставлю половинку своего сердца здесь. И вернусь за ним через год. Иншааллах!
Автор: Айша Тухаева
Источник: islamdag.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *