24.04.2024

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ АКЫДОЙ ВАХХАБИТОВ И  ИСЛАМСКИМ ВЕРОУБЕЖДЕНИЕМ (Часть 1)

Меня часто просят перечислить основные положение акыды ваххабитов (то есть вероубеждения их лидеров), которые отличают их (ваххабитов) от правильного исламского вероубеждения.
Основное различие (заключается в следующем): когда ваhhабиты говорят, что Аллаh не подобен Его созданиям, это означает, что Он отличается от Своих созданий только так, как созданные вещи отличаются от друг друга (как, к примеру, отличаются отпечатки пальцев разных людей). Так что, когда они говорят, что у Аллаhа есть рука, но «не подобная человеческой» они имеют в виду, что это тоже орган, часть тела, просто имеющая иные физические характеристики, чем рука человека (к примеру, такие как цвет, число пальцев, или их отпечатки или что-то в этом роде). Так происходит, потому что они полагают, что Аллаh является существом, которое имеет направление или границы, то есть форму и размер. Для простоты давайте назовем это нечто телом, потому что тело — это объект, имеющий размер и форму, даже если многим ваххабитам не нравится это слово.
Все создания, которые мы можем наблюдать своими глазами, имеют форму и отличаются только по внешнему виду (по очертаниям) этой формы и по размеру. Так как ваhhабиты полагают, что их божество является телом, их вероубеждение состоит в том, что оно (это тело) отличается (от созданных видимых тел) лишьфизическими особенностями, такими, как форма и размер. Это означает, что оно (это их божество) является существом, подобным созданным существам, и отличается от них только таким образом, каким отличаются друг от друга сотворенные вещи.
С другой стороны, сунниты (истинные мусульмане) утверждают, что Аллаh в действительности абсолютно не подобен Своим созданиям. Они отрицают утверждение, что Аллаh отличается от Своих созданий только так, как отличаются от друг друга сотворенные тела. Сунниты говорят, что сущность Аллаhа совершенно не подобна сущности сотворенных тел. Поэтому (мы не должны думать), что Он имеет размер или форму.
Другое убеждение Ахлю-с-Сунна относительно неподобия Аллаhа созданному состоит в том, что мы считаем, что Аллаh свободен от любого сходства с тем, что нуждается в определении. В действительности сущность Аллаhа не может нуждаться в определении. Ведь нужда в определении означает зависимость от того, кто дает определение. Другими словами, это означает, что в таком случае Создатель должен был зависеть от какого-то еще (Создателя), который бы дал определение и (наделил) существованием согласно этому (описанию) определению.
Существование физических, сотворенных тел подразумевает наличие размера и формы, и поэтому нуждается в определении размера и формы этих тел, потому что никакие размер и форма не могут существовать сами по себе. Ни один размер не может иметь преимущество в существовании, существуя вне влияния чего-то другого. Таким же образом, никакая форма не может существовать самостоятельно. Нужен тот, кто определил бы ее. Все, что имеет тело, телесную сущность, поэтому должно иметь Создателя и не может само быть Создателем. Вот почему саляфы (праведные предшественники), хотя не вдавались в детали, однако, когда говорили об Аллаhе и Его качествах, они говорили об этом «без вопроса как», то есть без определения, то есть без указания на размер или изменения.
Из-за близости ко времени пророчества, у них были великий ум и глубокое понимание религии. Они понимали, что Аллаh ничем не ограничен и не имеет пределов, что Он полностью совершенен и что поэтому Он не находится ни в каком направлении и не подвержен изменению. Они выражали все это простой фразой: «Без вопроса „как“». Они делали это, руководствуясь Аятом Кур`ана: «Нет ничего подобного Ему». Таким образом, реальность Его существования не подобна реальности созданий.
В заключение можно сказать, что акыда ваххабитов состоит в том, что, по их мнению, Аллаh отличается от созданий лишь таким образом, как создания отличаются от друг друга. Они полагают, что Его сущность телесна, подобно сущности сотворенных Им существ.
Этот момент является наиболее принципиальным различием между суннитами и ваххабитами.
Другим основным отличием ваххабитской акыды является их уникальная концепция ширка, и это, на самом деле, прямое следствие их основного заблуждения. Позвольте мне объяснить…
Когда люди поклоняются существам трехмерной формы (то есть материальным, сотворенным существам), они чувствуют потребность сделать их хоть в чем-то отличными от других объектов. Они делают это по той причине, что существа, которым они поклоняются, на самом деле являются такими же вещами, как и другие сотворенные сущности. В конце концов, трехмерная форма есть лишь только трехмерная форма по своему способу существования, то есть по физическому существованию. Таким образом, различие между объектом их поклонения и остальными творениями может только быть с точки зрения:
  • наблюдаемого, то есть внешнего вида, то есть формы, размера, цвета, или местоположения;
  • ненаблюдаемого, то есть каких-то (приписываемых этим существам) невидимых особенностей;
  • и с точки зрения того, как люди ведут себя по отношению к этим объектам (то есть ритуалы, церемонии, особые действия, которыми окружают этих существ).
Именно поэтому буддист или анимист (человек, который поклоняется деревьям и другим подобным объектам), украшает своего идола, придает ему необычную форму, к примеру, изображает его с несколькими головами, а если он богат, то он изготовит себе идолов из золота. Он постарается поместить этого идола в специальное помещение у себя в доме. Также он будут утверждать, что у идола есть божественная власть, или знание, или что-то подобное, чтобы оправдать, почему ему следует поклоняться. В присутствии своего божества он будет совершать какие-то особые церемонии. Большое внимание будет уделено местоположению идолов, церемониальному поведению, связанному с этим местоположением, и украшению объекта, чтобы можно было отличить его от других. Подобное поведение помогает созданию иллюзии, что он (этот идол) существенно отличается от других физических объектов и действительно является богом.
Ваххабиты — по существу такие же идолопоклонники, они поклоняются существу, которое на самом деле является трехмерным физическим объектом. Однако объект их поклонения явно не видим для человека, не представлен, поэтому относительно его внешности они будут говорить, что он «не подобен прочим существам, и мы не знаем, как (он выглядит)». Таким образом, они оставляют этот вопрос (о внешнем виде своего объекта поклонения) открытым, и поэтому могут сказать буддисту: «Тот, кому мы поклоняемся, намного лучше ваших идолов,» — а когда их спросят: «Чем же он лучше?» — они ответят: «Мы не знаем, но он самый лучший из всех».
Что касается местоположения (их божества), он имеет особое местоположение: про него говорят, что он «над нашим миром» — именно в физическом понимании направления. Здесь они превзошли остальных идолопоклонников, выбрав действительно особое местоположение, которое и вправду никак нельзя достигнуть с помощью наших чувств.
Но они совершенно не понимают, что такое Единственность Аллаhа, потому что Он для них не является действительно Абсолютом. В конце концов, любой физический объект — единственный с точки зрения количества, но не единственный с точки зрения качества. И раз они полагают, что Он такой же объект (как и остальные сотворенные существа), значение слова «один» становится довольно туманным. Таким образом, они встают перед настоящей дилеммой: все, что они могут сделать — это сказать, что только этот телесный объект, который они называют Аллаhом (но который, на самом деле, Им не является) заслуживает поклонения, а все остальное поклонения не заслуживает. Но какие у них основания для этого требования?
Они не могут требовать этого на основании того, что их объект поклонения реально существует, потому что он всего лишь тело, и вокруг нас существует множество тел с таким же способом существования.
Они не могут этого требовать, утверждая, что их божество имеет невидимые особенности (например, знание абсолютно всего, всемогущество, бессмертие), потому что, если один трехмерный объект обладает этими качествами, нет никакой возможности рационально доказать, что этими признаками обладает только одно телесное существо, а остальные ими (этими признаками) обладать не могут. Таким образом, сами по себе подобные утверждения (что их объект поклонения имеет все виды невидимых особенностей, таких, как власть, могущество, знание) еще не говорит об их исключительности, отличающей их от других идолопоклонников. В конце концов, все идолопоклонники утверждают, что их идолы обладают властью и могуществом, так что это не делает ваххабитов особенными, существенно отличающимися от остальных (идолослужителей). Это особенно заметно по сравнению с религиями, имеющими подобные взгляды на сущность Создателя (то есть приписывающими ему телесную сущность), такими, как христиане и иудеи.
Однако, на практике ваhhабиты достигли преимущества перед другими идолопоклонниками, потому что они могут уничтожить физически остальных идолов и при этом утверждать, что их (так удобно недоступный!) объект поклонения невозможно повредить или уничтожить. Поэтому их соперники-идолопоклонники не могут (таким же способом) взять над ними верх, даже если сами ваhhабиты не в состоянии доказать никому свою правоту.
Таким образом, ваhhабиты могут чувствовать себя выше остальных в этом поединке идолопоклонства (подобно тому как индуисты, к примеру, утверждают, что их идолы лучше, чем у буддистов, и наоборот). Однако, сами по себе это очень слабые доводы, потому что все они основаны только на физической недосягаемости их идола, поэтому существование такого фантастического идола невозможно доказать. А все потому, что существование физического объекта нельзя доказать иначе как с помощью наблюдения (или подобных физических опытов). Доводы, которые обычно используют мусульмане для доказательства существования Создателя, не годятся для ваххабитов, потому что они все основаны на том, что всем физическим телам, имеющим размер и форму, нужен создатель, что будет означать, что их идол тоже нуждается в создателе.
И здесь вступает в игру их понимание ширка; они нуждались в какой-то особенности, которая сделает их совершенно непохожими на остальных, уникальными монотеистами. Они чувствовали потребность сделать свой объект поклонения ощутимым образом отличающимся от других подобных объектов. В конце концов, они не придают большого значения нематериальным вещам. Они (или, скорее, Ибн Таймийя) породили идею, что Единственность Аллаhа — это вопрос нашего поведения по отношению к Нему — вопрос, к кому можно обращаться за помощью, а к кому — нет. Но, на самом деле, такое понимание исключительности их физически недоступного идола — это просто эквивалент церемониального поведения буддистов вокруг места, где находится их идол, чтобы отличить его от других таких же материальных тел. Ваххабиты сделали свой объект поклонения единственным телом, которое можно призывать на помощь, независимо от того, считают они, что у того, к кому обращаются, есть реальная власть (что-то сделать) или нет.
Все другие различия (между суннитами и ваххабитами), такие, как утверждения ваххабитов, что все Аяты Кур`ана нужно понимать только буквально, — это идеи, используемые непоследовательно: они используют их только тогда, когда это соответствует их целям. В конце концов, если это удовлетворяет их целям, они будут идти вразрез со всеми словарями арабского языка в своем понимании таких слов, к примеру, как خلق («халяка» — «создавать») и أحدث («ахдаса» — «вызывать к жизни, к существованию»). Это когда они говорят, что атрибут Аллаhа Речь — мухдас, но не махлюк. Нет более неправдоподобной интерпретации (данных терминов), чем эта, и все же они будут кричать: «Заблуждение!» — если кто-то возьмет другое словарное значение, только потому, что это будет противоречить их вере в то, что Аллаh является телом.
Автор: Шейх Абу Адам ан-Наруиджи
Источник: Даруль-Фикр.ру

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *