02.03.2024

ИСПОВЕДЬ АЛКОГОЛИКА

«Не пейте, мужики, нет в этом ничего полезного, только вред. Посмотрите на меня, если б не алкоголь…»
По статистике первый раз в большинстве случаев пробуют алкоголь дома, а происходит это в раннем возрасте. Кто-то это делает из любопытства, кто-то в попытке подражать взрослым, а иногда сами родители наливают детям сладкого вина, утверждая, что это полезно для крови, хотя наркологи в один голос говорят, что этого делать нельзя. В юном возрасте у ребёнка привыкание происходит очень быстро, и чем слабее алкогольные напитки, тем быстрее привыкание, сильнее разрушительные процессы в его организме.

 

Тимур, 40 лет, алкоголик:

– У нас в доме всегда выпивали. В дни рождения, праздники, просто по выходным к отцу приходили в гости друзья и знакомые, он тогда работал главным инженером на заводе. Спиртное никогда не прятали, оно всегда стояло в холодильнике или в кухонном шкафу. Как-то один из друзей отца дал мне попробовать сладкого горного вина. Оно действительно оказалось очень сладким, и я его выпил, после чего так же сладко уснул, и никто ничего не заметил. Утром встал и пошёл в школу, я тогда учился во втором классе. У меня в то время была хорошая память, мог запомнить даже самое длинное стихотворение, к примеру, «Мцыри» Лермонтова. Я его выучил, и когда отец хотел похвастать перед друзьями, он ставил меня на табурет, и я читал его наизусть во весь свой детский голос. Так я и стал любимцем отцовской компании, они мне никогда ни в чём не отказывали, давали денег на всякие сладости, наливали сладкого кагора. Вот так – то там сто грамм, то тут стакан – я и втянулся (смеётся).

 

– А какова была реакция родителей? Ведь они не могли не замечать, что их ребёнок пьёт со старшими. Не пытались ли они как-то повлиять на Вас, ограничить доступ к спиртному? Проводить беседы? А Вы сами неужели не понимали, что это ни к чему хорошему не приведёт?

– Наоборот, став немного постарше, я стал таскать спиртное из шкафчика, то пивка, то винца – этого «добра» в доме было полно, отцу его всегда носили, к тому времени он уже работал заместителем директора. Когда я совсем наглел и таскал дорогие бутылки, ну, там, коньяки или столичную водку (это сейчас их в любом магазине полно, а тогда пойди достань!), отец замечал, но мать всегда заступалась, говорила, что он сам с друзьями, наверное, выпил. Видимо, она не верила или не хотела верить, что я пью.
Потом и самому посидеть с друзьями за бутылочкой было приятно, да и беседа клеилась. Со временем стали и девчата подтягиваться, ну а как тут без бутылки шампанского или, на худой конец, шипучки типа «Гуниб». В одной из таких гулянок я и заработал свой первый срок за драку «с тяжкими телесными». Родители, конечно, подсуетились, сел я не надолго, вышел с условным сроком, а через неделю опять попал за кражу. Пьяный был, да и деньги были, что меня понесло в этот ларёк, сам не пойму… Отец всё мать обвинял, мол, «если бы не твои уговоры, пришлось бы ему меньше сидеть, да и позора за драку меньше, чем за воровство». На работе, конечно, ему из-за меня досталось, тогда с этим строго было.

 

– В тюрьму доступ алкоголя, насколько я знаю, запрещён, есть время подумать, какой вред он принёс. Не возникало желания бросить навсегда и, выйдя из мест заключения, начать новую жизнь?

– Запрет, конечно, есть, но при желании и наличии денег достать можно. Можно обменять на что-нибудь или, если руки на месте, умеешь, скажем, вырезать или лепить, всегда разживёшься сигаретами и всем остальным. Конечно, качественного алкоголя не найти, а стеклоочиститель или «тормозуху» с содержанием спирта – всегда пожалуйста, ещё и покажут, и научат, как отделить спирт от других примесей. В общем, освободился я с гепатитом. Отца в живых уже не было, умер от сердечной недостаточности, пока я сидел. Но мать постаралась, нашла хороших врачей, уложила в больницу. Там я и познакомился с будущей женой, она работала медсестрой. Поженились. Старый друг отца взял к себе в гараж слесарем, я начал зарабатывать, и неплохо. Хватало нам на троих, плюс ещё шабашки, а с ними… как зашабашил – пузырь на стол, это закон. Сначала сам не пил, говорил, что нельзя, болею, но потихоньку втянулся, но без криминала, как все люди. Потом мать вышла замуж за отставного офицера и уехала с ним во Владивосток, и нас с женой звали, но мы остались. Я стал поддавать: друзья, пирушки – жена ведь на дежурстве, дома никого. Сначала всё было гладко, потом начались скандалы; детей у нас не было, и, наверное, к лучшему, ведь я пил, мог родиться неполноценный ребёнок. Короче, жена от меня ушла, да и правильно, человек она хороший, зачем с пьяницей жить, губить себя (вытирает глаза).

 

– Самое время задуматься: жизнь рушится, надо бросить всё, друзей, работу, уехать, начать всё сначала…

– Да нет! Какое там (машет рукой), куда я поеду, наоборот – стал ещё больше пить, видать, с горя. На работе понизили за пьянство, денег стало не хватать, все знакомые отвернулись, родственники, которые после отсидки ещё как-то общались, тоже отдалились, да я им к тому времени всем был должен, назанимал по пьяной лавочке и сам не помнил, у кого и сколько. А некоторые вообще, когда давали, говорили: «Возвращать не надо, но и больше не приходи, забудь к нам дорогу». Вот так стал я никому не нужен, кроме собутыльников, таких же, как и я.

 


– А что пили каждый день? Деньги где брали? Ведь сами говорите, не хватало, и занимать уже было не у кого.

– Да таскал с гаража списанные запчасти на барахолку, иногда несложный ремонт за полцены делал. Ну и что? Зарабатывал, пропивал. Встретишься с друзьями: « – Есть? – Есть! – Ну что, пошли? – Пошли…». Начинаешь с лёгкого пивка или вина, ну а к ночи уже еле ноги передвигаешь. Дошёл до того, что пил со всеми, кто наливал, за бутылку работал. Если было в доме что-то ценное, продавал и напивался. Зимой как-то пили с мужиком одним, он напился и уснул. Я с него пальто тёплое снял, у меня куртка совсем тонкая была, накинул её на него, чтобы совсем не замёрз, и пошёл в пивную, а в пальто деньги были. Только не дошёл я, менты остановили, стали документы проверять, а в пальто документы этого мужика, короче, влип на новый срок. Когда вышел, к гепатиту ещё и туберкулёз добавился. Вроде мне всего сорок лет, а выгляжу как старик.

Действительно, выглядит Тимур, мягко говоря, не очень, меньше пятидесяти лет ему не дашь, а то и больше. Походка неуверенная, всё время шаркает ногами, нарушена координация, и хоть речь внятная, паузы между словами большие, видимо, собирается с мыслями, а может, просто волнение. Руки и лицо в мелких морщинах слегка бордового цвета, хоть уже и не пьёт полгода.

– Всё благодаря Юлии Романовне, она помогла мне и многим другим, таким же, как я. Сам я много раз пытался бросить – как правило, ненадолго. Обратился к ней, в Махачкалинский наркологический диспансер, прокапался, поговорил с психологом, Марьям, кажется, зовут, с ребятами, находящимися на реабилитации. Кстати, среди них многие стали молиться, это очень помогает, меняет круг общения и интересов, сам тоже хочу, но, думаю, пока недостоин (смущается). Всего полгода прошло, боюсь сорваться.
Хочу сказать всем: не пейте, мужики, нет в этом ничего полезного, только вред. Посмотрите на меня, если б не алкоголь, как могла бы сложиться моя жизнь. Ведь я никто, никому не нужен, нет ни детей, ни родных, ни друзей, это очень страшно! (Плачет.)

Надеемся, что эта исповедь станет своеобразным покаянием перед Всевышним и Всепрощающим.

Незадолго до того, как эта статья была готова в набор, нам сообщили, что Тимур скончался от отравления алкогольным суррогатом.

 

Статью подготовил: Ахмад Алишаев
Источник: assalam.ry

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *