01.03.2024

ДЖАГФАР АС-САДИК

Наш Господин Джагфир ас-Садик – дa будет Аллах им доволен!

Он – имам, который наследовал «макам»(степень у суфиев, стадия на Пути к Богу) Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаhа) и Абу Бакра (да будет доволен им Аллаh), потому что его дед – господин шахидов (Шахид-павший в борьбе за Веру) имам аль – Хусайн. а его мать – Умм Фарвату бит аль – Касим ибн Мухаммад ибн Абу Бакр ас-Сиддик, a ее мать – Асма бинт Абдурахман ибн Абу Бакр ас-Сиддик. Эти сведения о его отце и деде, его матери, Арвату, Ата, Нафии и Зухра приведены от обеих Суфьянов. Малика и аль – Катани. И все (составители хадисов) ссылалась на них, кроме Бухари. Абу Хатим сказал, что Джагфар – лицо, заслуживающее доверия, авторитет, человек, не имевший себе подобных. С ним происходило много чудес, он обладал знаменитым даром проницательности (в тайное). Например, при халифе Мансуре находился сплетник, распускавший слухи о Джагфаре. Когда Мансур был на хаджже-Палонничестве, привели сплетника и Джагфара. Мансур спросил сплетника: «Клянешься (в том, что сказал о Джагфаре)?» Тот ответил: «Да». И поклялся, Джагфар сказал Мансуру: «Заставь его поклясться тем, что я вижу». Тот сказал, что этот человек клянется в этом. Джагфар сказал человеку Мансура: «Скажи: Я свободен от силы и мощи Аллаха, и я уповаю на себя и на свои силы. Джагфар сделал то-то и то-то!». Человек Мансура затруднился, затем поклялся и не переставал клясться, пока не умер на месте.

Однажды тиран убил его старшего. Джагфар всю ночь молился и на рассвете попросил Бога наказать злодея. И стали слышны крики о смерти тирана. Однажды до Джагфара дошли слова аль-Хакма ибн Аббаса аль Калби, сказанные о его дяде Зайде: » Мы распяли для вас Зайда на стволе пальмы и не увидели на этом стволе Махди (провозвестник близкого конца света, последний преемник Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаhа), своего рода мессия)!» Джагфар произнес: «Боже, нашли на него собаку из Твоих собак!» И вскоре лев съел аль-Хакма.
Также Табари привел рассказ со слов Вахба, который сказал: «Я слышал, как Лейс ибн Сагд говорил:»Я совершил хаджж-паломничестно в 113 году хиджры. И когда я совершил третью (ежедневную) молитву, то заметил сидящего мужчину, который вслух молился Богу и говорил: «О, Боже! О, Боже!», пока не прервалось его дыхание. Затем of! говорил: «О, Живой! О. Живой!», пока не прервалось его дыхание. Затем он произнес. «О, Господь! Я желаю винограда, насыть меня им [виноградом]! И обе мои верхние одежды бурд (плащ) износились. Одень меня [в новые одежды]!» И Лейс сказал: «И он не прекращал таким образом молиться, пока я не увидел корзинку, полную винограда, хотя в ту пору нигде еше не вырос и не созрел виноград. Также появились два плаща-бурд, которым подобных я еше не видывал. Он захотел есть и я сказал ему: «Я твой сотрапезник, потому что ты просил Бога, а я верил [в Его помощь]«. Он сказал: «Ешь, и не прячь и не откладывай [ничего из этой еды]!» Затем он придвинул один плащ-бурд. Я сказал, что не нуждаюсь в нем и что пусть он один плащ набросит на свое тело, а второй плащ накинет сверху. Он взял обе Божьи жалованные одежды, спустился вниз, встретил другого мужчину и сказал ему: Облачи меня, о сын Пророка Аллаха!» – и протянул одежды ему. Потом я спросил второго мужчину: «Кто это был?» Он ответил: «Джагфар ас- Садик». И Лейс сказал мне, что он искал Джагфара, но уже не было о нем и слуха, и что он не нашел его.

Из высказываний Джагфара ас-Садик: «Благое деяние не состоится без трех условий: это благое деяние должно в твоих глазах выглядеть нитожным, малым делом; ты должен скрывать это деяние; и ты должен быстро и споро осуществлять его». Он сказал: «Если земной мир подступит к
человеку, то одарит его достоинствами и прелестями чужого, не его; а если мир отступит от него, то отнимет красоты и прелести его души». Он сказал: «Самое нужное из богатств – ум. И нет более великой напасти и бедствия, чем невежество. Лучшая помощь-сотрудничество, взаимная помощь.
Ведь Аллаh говорит: «Я – самый щедрый и великодушный. Рядом со мной не будет отвергнутого и униженного!» Джагфар сказал: » Кто будет утверждать, что находится в чем-то, или Господь [выходит] из чего-то, или что Он [находится] на чем-то, то он [этот человек] – язычник, многобожник.
Потому что, если Господь находился на чем-то, то Он был бы несомым чем-то, (что несут или влекут). А если бы Он был в чем-то, то Он был бы ограниченным этим. А если бы Он выводился из чего-то, то Он был бы сотворенным. [А это противоречит природе и сущности Бога]«. Ему сказали: «Что с нами? Мы молимся, а Бог не отвечает на наши просьбы!» Он
ответил: «Потому что вы молитесь тому, кого не знаете». Джагфар одевал короткую шерстяную одежду джубба (вид одежды, платья) на тело, а сверху хулла (одежда, одеяние, костюм) из шерсти и говорил: «Одеваем джубба [из грубой шерсти] ради Аллаха, а в шелка одеваемся ради вас [людей]. То, что предназначено ради Господа, мы
скрываем, а то, что для вас, то мы показываем вам»…
..Джагфар говорил: «Не ешьте из рук того, кто сперва заставит [людей] голодать, а затем насытит». Он говорил: «Если ты согрешил, то попроси у Господа прощения. Ведь грехи возложены на шеи людей еще до их создания. Будь упорным (в просьбе о прощении)». Он говорил: «Господь Бог внушает миру [своих созданий]: «Кто служит мне, тому Я служу. А кто не служит Мне, того Я заставлю служить Мне». Джагфар говорил: «Нет благородства у лжеца, нет покоя завистнику, нет дружбы и любви к жадному, нетерпеливый не обретет братства и дружбы, а человек с дурным характером не имеет [истинного] верховенства». Джагфар говорил: «Не делай того, что запретил Господь Бог, следуй Его повелениям – и станешь Его рабом. Будь доволен тем, что уделил тебе Бог,- и станешь ты предавшимся Воле Бога. Поступай с людьми так, как если бы ты хотел, чтобы они поступали с тобой, – и ты станешь истинно уверовавшим в Аллаhа. Не водись с развратником – он вовлечет тебя в свое распутство». Джагфар сказал: «Кто жаждет славы и могущества без [поддержки своего! рода-племени, величия — без власти, то пусть он оставит позор ослушания [от Бога] и прибегнет к силе подчинения [Богу]«. Джагфар сказал: » Кто водится с дурным человеком, тот не станет мусульманином [на деле]. Кто вступит на порог дурных дел, навлечет подозрение [на себя]. Кто не придерживает свой язык – раскается».
Джагфар сказал: «Благополучие будет в тягость до тех пор, пока не будет известной цель его достижения. И если нечто овладеет тобой, то ты почти полностью впадешь в косное состояние; даже если не вещь овладеем тобой, а ты используешь ее для украшения себя, и это уже есть косность. И если ты – не для вещи, то предпочти молчание. А если не можешь молчать, то предпочти высказывания праведных предшественников-мусульман. Счастлив тот, кто обретет в себе уединение». Джагфар говорил: «Пусть тот, кто с нетерпением взыскует свою пишу, усиленно просит прощения у Бога». Он сказал: «Человеку, который пожелает сохранить понравившуюся вещь из своего имущества, следует обратиться к Всевышнему: » Как прекрасно это [сделал Аллах]! Нет силы, кроме как от Бога!» Он говорил: «Факихи – правоведы – доверенные и хранители послов в том, с чем те [послы] не решаются войти в двери султанов».

Из его молитв: «О, Боже! Возвеличь меня покорностью к Тебе и не унижай меня ослушанием в отношении Тебя! О, Боже! Дай мне пищи столько же, как тому, которому Ты пожелал не выдать пищи, когда ко мне Ты расщедрился из Твоей милости!» Он говорил: «Нет лучшего дара [от Господа], чем богобоязненность!»
Мазар ибн Касир сообщил: «Однажды я и Суфьян ас-Саури зашли к Джагфару ас-Садик. Я сказал ему: «Я намереваюсь посетить Запретную мечеть в г. Мекка, научи меня молитве, которую я там прочитаю». Джагфар ответил:
«Когда ты прибудешь в Запретную мечеть, то возложи ладонь на стену Каабы и произнеси: «О, Предшественник времен! О, Слышащий всякий голос! О, Одевающий кости (человеческие) мясом после смерти (в Судный день)!» А затем возноси те молитвы, которые пожелаешь!»
Джагфар говорил: «Если тебе передадут, что твой брат [по вере] сказал о тебе что-то такое, что вызвало в тебе отвращение, то ты не печалься. Это потому, что если это окажется правдой [что он говорил о тебе плохое], то для него уже предназначено наказание [от Бога], пока отложенное до своего времени. Если же этого не было [его слов], то лучше, чтобы ты не знал об этом». Джагфар говорил: » Рассказывают, что Пророк Муса (Моисей) (мир ему) обращался к Богу со словами: «О, Боже! Я прошу Тебя, чтобы все поминали меня только добром!» Господь – Велик Он и Всемогущ! – ответил ему: «Я даже для себя не предусмотрел подобное»‘. Джагфар говорил: «Благородный человек (аристократ) не должен пренебрегать четырьмя вещами: он обязан встать, если сидел на собрании, при появлении своего отца; он обязан оказать услужение гостю, он обязан сам садиться на коня, даже если у него 100 рабов: он обязан оказывать услужение тому, кто обучает его наукам». Джагфар говорил: «Если до тебя дойдут сообщения, что твой брат [по вере] сделал нечто, что вызывает в тебе отвращение, то постарайся найти одну из 70 причин и доводов, оправдывающих его. Если ты не найдешь для него извинения, то скажи: «Возможно, у него есть оправдывающее его обстоятельство, о котором я не знаю». Джагфар однажды спросил человека одного племени, кто у них сейид (глава) племени. Тот ответил: «Я». Джагфар сказал ему: «Если бы я был сейидом этого племени, то не ответил бы: «Я».
Однажды в дом к Джагфару вошел Суфьин ас-Саури (да будет доволен им Аллах) и увидел его, облаченного в джуббу из шелка. Суфьян сказал ему: «Вы – из семейства Пророка Мухаммада и одеваете подобное?» Джагфар в ответ сказал ему: «Ты не знаешь. Проверь рукой, что под джуббой». А там, под джуббой, находилась мисха (власяница) из грубого конского волоса. Затем он сказал: «О, aс- Саури! Покажи мне, что у тебя под джуббой». А там у него была рубаха из нежного белого полотна. И стало Суфьяну стыдно. Затем Джагфар сказал: «О, ас-Саури! Не эа[оди так часто к нам — ты делаешь нам больно и мы тебе делаем больно». Джагфар все свое имущество отдавал на пропитание бедных и его семье не оставалось ничего». Джагфар сказал: «Если услышите о мусульманине слово, то придерживайтесь о нем хорошего мнения, как только можете, если не сможете, то упрекайте себя».

Еще из сообщений о Джагфаре ибн Мухаммад и его отце — да будет доволен Аллах ими обоими!
Когда Умар (ибн Хаттаб) (третий «праведный» Халиф после Пророка Мухаммада) был смертельно ранен (наемным убийцей), он послал отца Джагфара к группе мусульман, участников битвы при Бадре, которые силели между могилой (Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаhа) и минбаром (Минбар-трибуна проповедника в мечети)». Отец Джагфара сказал им: «Умар говорит вам: «‘Умоляю вас именем Аллаха, было [покушение] сделано по вашей воле?» Встал Али ибн Абу Талиб (да будет доволен им Аллах) и сказал: «Нет, клянусь Аллахом! Мы готовы продлить его жизнь нашими жизнями».
Ибн Абу Хазим рассказал: «Однажды я был у Джагфара, когда к нему вышел привратник и объявил, что у дверей находится Суфьян ас-Саури. Джагфар сказал: «Разреши ему зайти». Затем он сказал Суфьяну: «О, Суфьян’ Ты человек, которого призывает к себе султан, а я избегаю султана. Покинь меня без обиды за это». Суфьян сказал: «Расскажи (в чем дело), я выслушаю и встану [чтобы уйти]«. Джагфар сказал: «Мне рассказал отец о деде, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаhа) говорил: «Пусть тот, кого Аллах одарил щедротами, возблагодарит Его; тот, кто взыскует пищи, пусть просит прошения у Бога; а тот, у кого не идут дела, пусть скажет: «На все воля Божья!»
Люди Пути (великие суфии) рассказывали, что однажды муха села на лицо халифа Мансура и пока он отгонял ее, он устал и стал раздраженным. Тут вошел Джагфар. Мансур спросил его: «О, Абу Абдуллах (Джагфар)! В чем смысл сотворения мухи?» Тот ответил: «Чтобы при помощи ее уничтожались грозные владыки». Некто из простонародья посещал Джагфара. а затем пропал. Тогда другой человек сказал Джагфару, что тот человек нарочно медлит и не приходит, так как желает набить себе цену и унизить Джагфара. Джагфар ответил: «Сущность человека (заключается) в его уме, его достаточность – в религии, а его благородство [заключается] в его богобоязненности. Все люди [дети Адама] – равны».
В 147 году хиджры халиф Мансур совершал хаджж-паломничестно и посетил г. Медину. Он приказал: «Приведите ко мне Джагфара ибн Мухамммада (да будет доволен Аллах ими обоими!) – Пусть Господь убьет меня, если я сам не убью Джагфара!» Рабиг, правитель Медины, прикинулся не услышавшим приказа, стараясь, чтобы Мансур забыл о своем приказе. Но Мансур повторил свой приказ, а Рабиг опять прикинулся не услышавшим его приказ. Мансур повторил свой приказ в третий раз, и в обидном для Рабига тоне. И когда привели Джагфара. Рабиг сказал ему: » Прости меня. Уж очень сильно требует тебя Мансур». Джагфар ответил: «На все воля Божья!» Когда он вошел к Мансуру, тот сказал ему: «Эй, враг Аллаха! Жители Ирака выбрали тебя [как главу], приносят тебе свои богатства, отдают их тебе как закат-налог. Ты не признаешь мою власть и договор [на лояльность ко мне]! Пусть Господь убьет меня, если я сам не убью тебя!» Джагфар ответил; » О, повелитель уверовавших в Аллаха! Пророк Сулейман (Соломон) (мир ему) сподобился даров Божьих и возблагодарил Его за это. Пророк Аюб (Иов) (мир ему) перенес страдания, болезни и терпел, не роптал на Бога. Пророк Юсуф (Иосиф) (мир ему) испытал на себе несправедливости, произвол и был помилован Богом. Ты тоже из подобного рода [притеснителей]«. Мансур сказал ему: «Абу Абдуллах (Джагфар) совершенно невиновен! Да воздаст тебе Господь из своих щедрот самое лучшее, как воздают люди своим самым близким!»
Затем он взял его за руку, посадил рядом с собой на сиденье и обласкал его так. что у того борода стала мокрой [от слез]. Затем Мансур повелел выдать Джагфару деньги, одежды и сказал: «Отправляйся под крылом защиты Господа!» И Джагфар удалился от него. Рабиг сказал ему: » Я поражен. Что ты сказал ему, когда вошел, о Абу Абдуллах (Джагфар)?» Тот сказал: «Я произнес: «О Боже! ..Защити меня, сохрани меня своим Могуществом. Ты – моя надежда! О Боже, Ты самый Великий! Отдали то, чего я опасаюсь и боюсь, обезопась меня! О Боже! С Твоей помощью я защищаюсь от его жажды убийства и Тебя прошу защитить от его злобы и жестокости!»
Джагфар говорил: «Я удивляюсь и не понимаю всякого, кто восторгается собой, приписывая заслуги в успешном завершении дел исключительно себе, и не говорит: «Как прекрасно [устроил это Господь]! На все воля Божья!» Ведь Аллах говорит: «Когда войдешь в Рай, скажи: «Как прекрасно! На все воля Божья!» И я поражаюсь человеку, который испугался группы людей и не говорит. «Мне достаточно одного Господа [от всякой опасности]. Он – наилучший заступник!» Ведь Господь говорит: «О, те, которых испугали люди (неверные). Господь укрепил веру (первых). И они (первые) сказали: «В нашем Господе наша достаточность. Он – наилучший заступник!». И воздалось им от Господа, от Его щедрот. И не коснется их опасность и дурное».
«Возжелайте довольства Господа вами. Ведь Аллах – обладатель величайших 6лаг и милостей!» Джагфар говорил: «Я удивляюсь человеку, которого обманули, а он не говорит: «Я полагаюсь в своих делах на Аллаха. Ведь Он – Всевидящий в делах своих рабов!». Воистину Аллах говорит. «Кто скажет эти слова и будет оберегаться у Господа от напастей, тот не будет обманут [людьми никогда]«. Он говорил: «Я удивляюсь человеку, который находится в печали, скорби и не говорит: «Нет богов, кроме Тебя (О, Аллах)! Как Ты Велик! Я был из творящих Неправедное и несправедливое!» В этом случае Господь скажет: «И Мы ответили ему, и спасли его от горести, и так Мы спасем верующих» (Коран 21: 88).
Он родился в 80 году хиджры в год селевого наводнения аль – Джухав. А по другим сведениям, он родился во вторник, до восхода солнца в 9-ый месяц Рамазан в 43 году хиджры и умер в месяц Шавваль в 148 году ( в 764 г. х.э.) в г. Медина. Он был погребен и аль- Букейг рядом с могилой своего отца Мухаммада аль- Бакр, деда Зейнуль- Абидин, и его дяди аль-Хасана иби Али (да будет доволен Аллах ими всеми). Как прекрасно все, чем облагородил и одарил его Господь! От него родился сын по имени аль-Касим и дочь по имени Кульсум. Они похоронены в местности аль- Карафату рядом с могилой Лейса ибн Сагда, внутри, слева от прохода. Затем тайную благодать этой благородной линии – генеалогии воспринял наш господин – сейид Абу Йязид аль-Бистами – да будет доволен им Аллах!
Из книги «Книга вечных даров» Шейха Мухаммада Амина аль-Курди аль-Эрбили.

ДЖА’ФАР САДЫК
-радыйаллаху анху-

Джа’фар, которого называли еще Абу Абдуллахом, имел прозвище Садык. Его прозвали так из-за того, что он никогда в жизни не говорил неправды. На его лице всегда была улыбка, а речь всегда была простой и приятной. Кожа имела розовато-белый оттенок и, казалось, излучала свет. У него была большая голова. И во всем он был похож на своего прадеда ‘Али (радыйаллаху анху).

«Единственное, чего я опасаюсь, – это, что в Судный день мой дед, взяв меня за ворот, скажет: «Почему ты должным образом не следовал за мной? Ведь это следование не является привилегией рода или происхождения, а есть деяние».

Джа’фар Садык, который стал пятым в золотой цепи преемников духовного наследия Досточтимого Пророка (саллаллаху алейхи ва саллям), был из рода самого Посланника Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) и из рода Абу Бакра (радыйаллаху анху). Его отцом был Мухаммад Бакр, внук досточтимого Хусейна, а матерью – Умму Ферва, правнучка Абу Бакра, дочь Касыма, четвертого в золотой цепи преемников. Родился он в 83/702 году в Медине. И слышал хадисы из уст многих табии-табиинов. Его отец Мухаммад Бакр передал ему множество хадисов, услышанных от Аты, Урвы и Зухри. От самого Джа’фара передали хадисы Шу’ба, его сын Муса Казым, Йахья бин Саид, Абу Ханифа и другие очень известные передатчики хадисов. Во всех шести основных сборниках хадисов, кроме сборника аль-Бухари, имеются хадисы, переданные Джа’фаром Садыком. Его увлекали духовные знания и все естественные науки. Передается, что он обладал способностью силой мысли воздействовать на материальные предметы. Он был выдающимся химиком, физиком и математиком. Он показал, что Ислам занят не только духовным воспитанием и преображением человека, но и побуждает его к открытиям посредством разума тайн материального мира. Передается, что основоположник алгебры Джабир бин Хаййам был его учеником и многому научился у Джа’фара. Джа’фар был первым в тасаввуфическом толковании Священного Корана. Его тафсир сохранился до наших дней. Он жил в одно время с великим ученым Имамом Абу Ханифой и был примерно одного возраста с ним, исходя из чего, некоторые источники пытаются предполагать, что Джа’фар был увейси-наставником великого Имама, но с определенной долей уверенности можно допустить лишь, что они были знакомы и близки. Известно, что, имея в виду те духовные изменения, которые произошли в последние два года его жизни, Абу Ханифа сказал: «Если бы не последние два года моей жизни, Ну’ман пропал бы».

Джа’фар Садык умер в 148/765 году и был похоронен на кладбище Джаннат аль-Баки’ рядом со своим отцом Мухаммадом Бакром, дедом ‘Али Зайнальабидином и дядей его деда досточтимым Хасаном бин ‘Али. До того, как со всех могил этого кладбища были убраны надгробия, и они были сравнены с землей, могила Джа’фара была очень почитаема, особенно иранцами. И по сей день у шиитов существует целое религиозное течение Джа’фарийя, берущее начало от него.

Часть жизни Джа’фара Садыка прошла при правлении Омеядов, но он застал и правление Аббасидов. Известно, что Абу Муслим Хорасани, который выступал против Омеядских халифов, написал письмо, в котором просил его стать халифом. Джа’фар отказался, сказав: «Я не возьму на себя правление», и сжег письмо. Ведь если он и являлся халифом, то только мира духовного. И, если бы он вступил в эти политические баталии, то скоро утратил бы свой авторитет духовного лидера. Когда к власти пришли Аббасиды, некоторые из халифов также продолжали побаиваться его духовного влияния, но скоро он сумел расположить их к себе своим дружелюбием, заставив любить и почитать. Известно, что второй Аббасидский халиф Абу Джа’фар Мансур часто навещал его и спрашивал его мнения по многим вопросам.

Есть предание, что однажды на лицо халифа Мансура села муха. И сколько бы он не старался отогнать назойливое насекомое, она не переставала досаждать ему. Когда в дверях появился Джа’фар Садык, халиф спросил его:

«В чем мудрость сотворения такого насекомого, как муха?».

«В том, чтобы показать угнетателям, и тем, кто полается лишь на себя, что они бессильны даже перед мухой», – ответил Джа’фар.

Известно, что Джа’фар поддерживал связи со многими мутасаввифами своего времени. Он часто приходил и проводил с ними сохбеты. Одним из почитателей Джа’фара был такой известный мутасаввиф, как Дауд Таи. Передается, что однажды Дауд Таи пришел к Джа’фару Садыку и, пожаловавшись на то, что сердце его очерствело, попросил наставления. Джа’фар Садык отвечал:

«Ведь ты самый известный захид нашего времени, зачем тебе понадобились мои советы и наставления?» Дауд Таи сказал:

«О потомок Досточтимого Пророка, ты имеешь превосходство над другими людьми, поэтому можешь давать наставление любому из них». На это Джа’фар Садык ответил:

«Дауд, единственное, чего я опасаюсь, – это, что в Судный день мой дед, взяв меня за ворот, скажет: «Почему ты должным образом не следовал за мной? Ведь это следование не является привилегией рода или происхождения, а есть деяние».

Как об этом говорил Досточтимый Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям): «Если Всевышний Аллах пожелает одному из рабов Своих блага, Он покажет ему недостатки души его», Джа’фар Садык был одним из тех, кто удостоился счастья знать о своих недостатках. Передается, что однажды, собрав своих слуг, он сказал: «Давайте дадим друг другу слово, что тот из нас, кто спасется в День суда, будет ходатайствовать за других». На что те возразили: «Ведь ты потомок самого Посланника Аллаха. А дед твой – заступник всего человечества. Зачем же тебе наше ходатайство?» Он ответил: «Я в День суда буду стесняться смотреть в лицо моего деда, оттого что я сегодня такой и так поступаю».

Его скромность и аскетизм

Он не любил тех, кто превозносился над другими. Однажды, проходя мимо небольшой группы людей, он спросил: «Кто у вас главный?» Один из них встал и сказал: «Я». Но Джа’фар возразил: «Если бы ты действительно был у них главным, ты бы не сказал «я»». Так как «самомнение» и авторитет несовместимы». Известны и другие его слова о высокомерии: «Каждый грех, в начале которого присутствует страх, а в конце – раскаяние, приводит раба к Аллаху. Каждое поклонение, в начале которого присутствует самонадеянность, а в конце – высокомерие, отдаляет от Аллаха. Высокомерный раб – мятежник; мятежник, просящий помилования и прощения – настоящий раб».

Джа’фар Садык был аскетом, но это не выражалось лишь в ношении им шерстяной хырки. Напротив, передается, что однажды к нему пришел один из его современников, Суфьян Саури. Он увидел на Джа’фаре очень дорогую одежду и, смутившись, поспешил сказать ему: «Ведь вы из рода Досточтимого Пророка. Подобает ли вам носить такие дорогие одежды?» На что тот ответил: «Как ты мог подумать такое? Подойди, посмотри, что под ними». Когда Суфьян просунул руку под кафтан, он нащупал под ним одежду из грубой шерсти. А Джа’фар сказал ему: «В наши одежды мы облачаемся лишь ради людей и не скрываем их. То, что мы носим изнутри, носим лишь ради Аллаха, не желая, чтобы об этом знал еще кто-то. Так как следует скрывать то, что предназначено Аллаху».

Он был из тех, кто предпочитал бедность и терпение богатству и благодарности. И когда его спросили:

«Кто, на ваш взгляд, лучше: благодарный богач или терпеливый бедняк», – он ответил:

«Несомненно, терпеливый бедняк лучше. Ведь тогда, когда сердце богатого занято вещами и имуществом, сердце бедняка пребывает с Аллахом».

Сохранились и его не менее прекрасные высказывания о братстве и дружбе. Он говорил: «Для того чтобы стать истинным верующим, следует быть с людьми настолько дружелюбным, настолько ты желал бы видеть дружелюбными их. И не будь другом плохим людям, ибо они научат плохому и тебя. И не закончатся беды твои и невзгоды, если заведешь ты себе друга из таких. Тот, кто вхож туда, куда ходят плохие люди, и сам не спасется от упреков и порицаний. И тот, кто не может держать язык свой за зубами, всегда будет об этом сожалеть».

Он был из тех, кто твердо верил, что всегда и во всем следует уповать на помощь Аллаха, а не людей. В предании рассказывается, как однажды он вышел вместе с несколькими своими учениками на прогулку. Когда они находились у берега реки, один из учеников поскользнулся и упал в воду. Привязанный крепкими духовными узами к своему учителю, он, захлебываясь, стал звать его: «О Джа’фар! О Джа’фар!» Но вскоре ушел с головой под воду. Затем он опять показался на поверхности воды, и Джа’фар спросил:

– Что случилось? Как ты утонул? И как ты спасся?

– Позвал Джа’фара – ушел на дно. Упав на дно реки, призвал на помощь Аллаха – и спасся.

– Будь таким всегда. Это истинный истимдат (взывание о помощи).

Он говорил:

«Давайте друг друга наставлять. Придем к Господу, присягнем Ему. Ведь если покорный станет гордиться собой, то станет бунтовщиком. А бунтовщик, покаявшись, станет покорным. И тауба должна предшествовать всякому поклонению. Ведь любое поклонение без тауба является несовершенным. Всевышний сказал: «[Верующие – это] кающиеся [перед Аллахом], поклоняющиеся [Аллаху]» (ат-Тауба, 9/112), упоминая тауба прежде поклонения.

«Совершив грех, спешите просить у Аллаха прощения, так как величайшим заблуждением является упорствование в грехе». Он советовал прибегать к покаянию также и тем, кто находится в затруднении в отношении своего пропитания. Является беспечным говорить о тауба без упоминания Аллаха. А истинный зикр – это забыть о мирском, поминая Аллаха. Ведь именно тогда рабу достаточно одного Аллаха. «Познавший Аллаха отвернет лицо свое от всего иного», – говорил он. Познание Аллаха есть отказ от всего созданного. Только тот достигнет Господа, кто порвет связь с земным.

Критерий между караматом и истикаматом он объяснял следующим образом: «Борющийся с нафсом ради себя достигнет карамата, борющийся с нафсом ради Аллаха будет на истинном пути (истикамат), приблизится к Господу».

По его мнению, благородного человека можно узнать по этим четырем поступкам:

1. Встает при появлении отца.

2. Совершает служение для мусафиров.

3. Если имеет даже сто слуг, сам взбирается на свое верховое животное.

4. Не проявляет небрежности в служении учителю, который дал ему знания.

Добродетель, по его мнению, достигает совершенства, если:

1. Видишь ее малой.

2. Скрываешь ее.

3. Совершаешь, не откладывая ее выполнения.

Он считал истинными наследниками Пророка (саллаллаху алейхи ва саллям) тех ученых и факихов, которые не увивались у порогов дворцов султанов и вельмож ради земных выгод. Он верил в то, что нет ничего дороже разума, и в то, что нет беды хуже, чем невежество. Он был уверен в том, что нет советчика лучше, чем коллегиальное решение, что лишь истинно сильный человек сумеет справиться со своим гневом, и что всегда следует сторониться компании пятерых:

1 – компани лжеца, ибо ты всегда будешь обманут;

2 – компании глупца, ибо навредит он, даже тогда, когда захочет помочь тебе;

3 – компании скупца, ибо потратит он самое дорогое твое время попусту;

4 – компании нечестивца, ибо он не поможет тебе, когда тебе будет нужно;

5 – компанни грешника, ибо тянет такого всегда на чужое, а тебя он продаст за кроху малую.

Его завещание сыну

Завещание Джа’фара Садыка сыну Мусе Казыму является также очень поучительным: «Сын мой, хорошо слушай то, что я завещаю тебе, будь внимателен к тому, что я тебе говорю! Если хорошо запомнишь то, что я говорю тебе, будешь жить счастливо, а умирая, будешь воздавать хвалу своему Господу. Сын мой, знай, что тех, кто доволен тем, чем наделяет их Аллах, Он сделает не зависимыми от людей. А те, кто постоянно смотрят на то, что в руках у других людей, так и умрут в бедности.

Не довольный божественным уделом выступает против божественного предопределения. Видящие чужие малые грехи большими будут видеть свои грехи малыми. Считающие же малыми грехи других будут видеть свои собственные грехи великими. Заносящий над кем-то без права меч свой от того же меча и погибнет. Роющий для кого-то яму сам в ту же яму и упадет. Тот, кто пребывает в обществе глупых и невежественных людей, потеряет честь и достоинство. Пребывающий в обществе ученых и знающих найдет почет и уважение. Вхожий в места, пользующиеся дурной славою, найдет упрек и порицание. Всегда говори только правду, приятно тебе это или нет. И никогда не следи за людьми и не упрекай их, ибо всякий упрек поселяет в сердцах вражду и злобу».

Золотая сильсиля обрела новый облик, когда на Джа’фаре Садыке соединились род Досточтимого Пророка (саллаллаху алейхи ва саллям) и род Абу Бакра (радыйаллаху анху).

-радыйаллаху анху-

Из книги Хасана Камиля Йылмаза  «Золотая сильсиля» – цепь преемственности шейхов Накшибандия-Халидия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *