19.07.2024

ЧУДО ЦАРСТВЕННОГО ДЕРВИША

Рассказывают, что суфийский Мастер Ибрагим бен Адхам сидел как-то на лесной поляне, и подошли к нему два странствующих дервиша.
Он предложил им присесть, и они до темноты беседовали о тонких материях.
Когда спустилась ночь, Ибрагим пригласил странников как своих гостей разделить с ним трапезу. Они согласились, и тут же перед ними возник накрытый стол с отменными яствами.
— Давно ты стал дервишем? — спросил Ибрагима один из странников.
— Два года, — ответил Ибрагим.
— Я следую по Пути суфиев почти тридцать лет, но ни одна способность, подобная той, которую ты явил нам, меня не осенила, — удивленно заметил путник.
Ибрагим промолчал.
Трапеза уже заканчивалась, и тут на поляне появился незнакомец в зеленом одеянии. Он подошел и разделил с ними трапезу.
Все интуитивно ощутили, что это Хизр (мир ему), бессмертный провожатый всех суфиев, и надеялись, что он поделится с ними хотя бы малой толикой своей мудрости.
Уже поднявшись, чтобы уйти, Хизр, мир ему, обронил:
— Вы двое дивились Ибрагиму. Но чем вы пожертвовали, чтобы следовать по Пути дервишей? Вы всего лишь отказались от удобств обычной жизни. Ибрагим бен Адхам был могущественным правителем, и чтобы стать суфием, он отрекся от султаната в Балхе. Вот отчего он опередил вас. И потом, вы все эти тридцать лет испытывали удовольствие от своего отказа — это и было вашей наградой. Он же всегда воздерживался от притязаний на награду за свою жертву.
Сказав так, Хизр, мир ему, исчез.

НАСЫЩЕНИЕ

К. Бахааддину Накшбанду пришел человек и сказал:
— Я странствовал от Учителя к Учителю, я постиг многие Пути, и все они принесли мне великие блага и множество обретений. И теперь мне хотелось бы вступить в круг ваших учеников, чтобы
припасть к роднику ведения и тем самым продвигаться далее по тарике — Пути познания Аллаhа.Бахааддин, вместо того, чтобы ответить прямо, распорядился накрыть на стол.
Принесли плов с бараниной, и он стал щедро потчевать гостя. После этого внесли фрукты и сладости, затем снова плов, потом снова фрукты и так далее.
Сначала человек был польщен, и видя, что Бахааддин радуется каждому куску, отправленному им в рот, старался съесть побольше. Когда же он, насытившись, стал не столь проворен, Шейх начал выказывать досаду и явное неудовольствие, и бедняга через силу ел еще и еще.
Наконец, наевшись до отвала, он тяжело откинулся на подушки, не в силах проглотить больше ни рисинки.
Тогда Бахааддин сказал ему:— Пути познания Аллаhа.
Бахааддин, вместо того, чтобы ответить прямо, распорядился накрыть на стол.
Принесли плов с бараниной, и он стал щедро потчевать гостя. После этого внесли фрукты и сладости, затем снова плов, потом снова фрукты и так далее.
Сначала человек был польщен, и видя, что Бахааддин радуется каждому куску, отправленному им в рот, старался съесть побольше. Когда же он, насытившись, стал не столь проворен, Шейх начал выказывать досаду и явное неудовольствие, и бедняга через силу ел еще и еще.
Наконец, наевшись до отвала, он тяжело откинулся на подушки, не в силах проглотить больше ни рисинки.
Тогда Бахааддин сказал ему:— Вы пришли ко мне, настолько же переполненным непереваренными учениями, насколько сейчас вы полны мясом, рисом и фруктами. Вы ощутили неудобство, а поскольку вам не знаком настоящий духовный непокой, то восприняли его как голод и жажду новых знаний. Несварение — вот ваше действительное состояние.
Я возьмусь вас обучать, если отныне вы будете следовать моим указаниям и останетесь здесь, со мной, переваривая поглощенное посредством деятельности, которая покажется вам никак не связанной с посвящением, но будет равносильна пищевой добавке и позволит вам усваивать пищу и преобразовывать ее в питание — вместо тяжести в желудке.
Человек согласился.
Он рассказал обо всем этом по прошествии многих десятков лет, когда стал известен как великий суфийский Учитель Халил Ашраф-заде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *