25.02.2024

МОЙ ДРУГ

Малика, сына Динара, раздражало распутное поведение молодого соседа. Долгое время он не предпринимал никаких действий, надеясь, что за него это сделает кто-нибудь другой. Но когда поведение юнца стало невыносимым, Малик пошёл к нему и потребовал прекратить это безобразие.
Юноша спокойно ответил, что он — любимец султана и что никто не смеет указывать ему, как жить.
—Я лично пожалуюсь султану, — ответил Малик.
— Ты напрасно потеряешь время, — ответил сосед, — султан не станет тебя слушать.
— Тогда я обращусь к самому Аллаhу, — сказал Малик.
— Аллаh слишком милосерден, чтобы наказывать меня.
Малик ушёл ни с чем. Когда же поведение распутника вызвало общественное негодование, Малик почувствовал, что просто обязан вмешаться. Подходя к дому соседа, он вдруг услышал Голос:
— Не трогай моего друга, он находится под моей защитой.
Малик вновь испытал замешательство и, войдя в дом, не знал, что сказать.
— Ну, что на этот раз? — спросил грешник.
—Я пришёл, чтобы сделать тебе замечание, но, подходя к твоему дому, услышал Голос, который велел мне оставить тебя в покое, ибо ты находишься под его защитой.
Сосед сильно удивился:
—Я — Его друг? Он так и сказал?
Но Малик уже ушёл.
Несколько лет спустя Малик встретил своего бывшего соседа в Мекке. Слова Всевышнего так повлияли на него, что он оставил всё своё имущество и стал странствующим дервишем.
— Я пришёл сюда в поисках своего друга, — сказал он Малику и умер.

ИСТОРИЯ ОТ ИБН ХАДЖАРА АЛЬ-ХАЙТАМИ

Ибну Хаджар аль-Хайтами в своей книге «аль-Фатава Хадисия» стр. 315-316″ рассказывает о том, что произошло с Абу Абдуллахом и Ибну Сака, которые отправились к шейху с целью испытать его. Абу Саид Абдуллах бину Аби Асрун, бывший имам шафиитского мазхаба, рассказывал: «Я пришел в Багдад, там встретил Ибну Сака в медресе «Низамия» и подружился с ним. Мы посещали хороших людей. В то время в Багдаде жил один человек, которого называли гавсом – достигшим высокого уровня вали (это был Юсуф аль-Хамдани, великий тарикатский шейх). Особенностью его было то, что он появлялся и исчезал, когда хотел этого.
Однажды мы решили посетить его. С нами был и будущий шейх Абдуль Кадыр Джилани, который тогда был молод. Когда мы собрались к нему, Ибну Сака сказал: «Я задам ему один вопрос, на который он не знает ответа». А я, в свою очередь, также сказал, что задам ему один вопрос и посмотрю, как он ответит. Абдуль Кадыр же сказал: «Упаси Аллаh от того, чтобы спросить его о чем либо. Я буду стараться получить баракат, глядя на него». Мы вошли к нему, но его не было видно. Он показался нам только час спустя. И сразу же шейх гневно посмотрел на Ибну Сака и сказал: «Горе тебе, о Ибну Сака! Ты ли спросишь меня о том, что я не знаю? Вот твой вопрос и вот ответ на него. Я вижу огонь неверия, который полыхает в тебе». Потом он взглянул на меня и сказал: «О Абдуллах! Ты ли спросишь меня и посмотришь, как я отвечу. Твой вопрос таков, и ответ таков. Ты до мочек ушей погрузишься в мирские блага из-за твоего неуважения».
Потом он взглянул на шейха Абдуль Кадыра, приблизил его, оказал ему почтение и сказал: «О Абдуль Кадыр! Ты обрадовал Аллаhа и Его Пророка (да благословит его Аллагь и приветствует) своим прекрасным поведением. Я вижу тебя в Багдаде взошедшим на престол и обращающимся к толпе со словами: «Моя нога на шее всех Авлия Аллаhа». Я вижу, что все святые люди твоего времени опустили шеи, возвеличивая тебя». Потом гавс исчез, и мы больше не увидели его».
Что касается Абдуль Кадыра, то он стал приближенным к Аллаhу, и к нему начали собираться простые и знатные люди. И он сказал: «Моя нога на шее всех Авлия». (Эти слова были сказаны им в состоянии фана, нельзя полагать, что он сказал это из высокомерия). И все Авлия его времени согласились с этим. Что же касается Ибну Сака, то он глубоко изучил шариатские науки, стал выдающимся ученым, известным тем, что мог победить всякого в любых спорах.
Он был очень красноречивым, почтенным и знаменитым ученым, и его приблизил к себе халиф. Впоследствии он был назначен послом в Византии. Византийцы считали его одаренным ученым. К нему шли известные люди, чтобы дискутировать с ним, а он побеждал их во всех спорах. Его приблизил к себе византийский император. Ибн Сака, увидев его дочь, полюбил ее и попросил ее руки. Перед ним поставили условие: чтобы жениться на дочери императора, он должен будет принять христианство. Он принял христианство и женился на ней. Но когда он тяжело заболел, его выгнали из дворца. Ибн Сака просил подаяние на рынке, но ему никто ничего не давал. Вскоре он почернел от болезни. Один его знакомый, проходя мимо, спросил его о случившимся. Он сказал, что с ним случилось несчастье, причина которого ему известна – это проявление неуважения к тому вали. Тогда его спросили, знает ли он что-либо из Кур`ана.
Ибн Сака ответил, что забыл все, кроме Аята, смысл которого заключается в следующем: «Неверные (в День Суда) очень пожалеют, что они не были мусульманами» (Сура «аль-Хиджр», Аят 2).
На следующий день тот человек, застав Ибн Сака умирающим, повернул его к Кибле, но он повернулся на восток. Тот его снова повернул к Кибле, но он снова отвернулся на восток. При этом он вспоминал слова гавса и осознал, что несчастье его постигло только из-за неуважения к нему. «Я же, – рассказывает Ибну Асрун, – прибыл в Дамаск. Ко мне явился правитель Салих Нуруддин аш-Шахид и насильно назначил руководителем казны вакфа. И, как сказал гавс, от удачи в части мирских благ я затем по уши погряз в них». Ибну Хаджар говорит: «Этот рассказ приблизился к таваттуру (достоверная цепочка передатчиков) из за большого количества передатчиков, их достоверности и их правдивости (адалат).
В нем скрыто большое предупреждение об опасности.
Чтобы не попасть в подобную Ибну Сака ситуацию, хуже и сквернее которой нет, не следует возражать и испытывать вали Аллаhа. Да убережет нас Аллаh от этого, ради Его Величества и милостивого Пророка и от всех смут и бед Своей Милостью и Щедростью! Эта история ярко свидетельствует о необходимости верить шейхам, соблюдать адабы по отношению к ним и придерживаться хорошего мнения о них, как только это возможно».
Перед этим рассказом он сказал: «Достаточным наказанием для человека, отрицающего вали, являются слова Пророка (мир ему и боагословение Аллаhа): «Всевышний говорит: «Тому, кто навредит моему любимцу (вали), Я объявляю ему войну». И тот, с кем Аллаh воюет, никогда не будет иметь успеха. Алимы говорят: «Аллаh не объявляет войну грешникам, кроме как отрицающим вали и использующим риба (ростовщичество).
Их конец может быть плохим, так как Аллаh воюет только с неверными (кафирами)». Там же написано, что имам Абуль Касим аль-Кушайри говорит: «Принятие мюрида сердцем шейха есть наиправдивейшее свидетельство его счастья. И тот, кого отвергло сердце шейха, несомненно, увидит последствия этого, хотя бы спустя некоторое время. Тот, кто унизился неуважением к шейху, несомненно, будет несчастен. Карамат (чудо) не является условием для возвеличивания вали. Условием для этого является только познание Бога и истинные знания (якин). Некоторым повелено скрывать караматы, а другим вовсе запрещено их показывать. Временами, для испытания мюрида, шейх делает вид, будто ничем не владеет. Иногда шейх притворяется незнающим, чтобы проверить убеждение и знание мюрида. Шейх не прекращает испытывать мюрида даже в течение часа».
(Из книги «Аль-Халидия»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *